Воскресенье, 24 Март 2013 17:12

Георгий Ансимов: «...праздник Сретения стал для меня – встречей с неким Таинством, новым осмыслением Божественной Литургии...»

Георгий Павлович АнсимовГеоргий Павлович Ансимов
Интервью с профессором, народным артистом СССР (1986 г.), крупным российским режиссером оперы и драмы Георгием Павловичем Ансимовым. После окончания ГИТИСа в 1953 г. Георгий Павлович начал работать в Большом театре, где стал автором таких знаменитых постановок, как оперы «Русалка», «Золотой петушок» и «Иоланта». Не менее известны постановки легендарного режиссера в Московском театре Оперетты: «Девичий переполох», «Летучая мышь», «Веселая вдова». Сегодня народный артист СССР Георгий Ансимов преподает в Российской академии театрального искусства, участвует в жюри театрального фестиваля «Золотая Маска».

Отец Георгия Павловича – священник Павел Георгиевич Ансимов, расстрелянный 21 ноября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой и погребённый в безвестной общей могиле. 16 июля 2005 года постановлением Священного Синода Павел Георгиевич Ансимов был причислен к лику святых Новомучеников Российских для общецерковного почитания.

На Сретение Господне – 15 февраля 2013 года, Георгий Ансимов присутствовал на Богослужении в Храме Всех Святых на Кулишках.

Георгий Павлович, Вы впервые были на службе в этом Храме?

Отец Георгия Павловича – священник Павел Георгиевич АнсимовОтец Георгия Павловича – священник Павел Георгиевич Ансимов
Да, к своему сожалению я, старый москвич, оказался в Храме Всех Святых на Кулишках в первый раз. Я знал его историю, но впервые оказался здесь. Не представлял, что увижу такое. Кругом – современная жизнь, машины, троллейбусы, стеклянные витрины. И вот, среди этого индустриального хаоса, я как будто впервые увидел этот храм! Он по сравнению со всем своим окружением стоит такой маленький, аккуратный и ... будто чужой на этой площади. Только потом я понял, что не он чужой, а площадь, и все что вокруг – чужое для этого храма! Он сам собой при всей своей хрупкости, архитектурой и удивительной гармоничности является главным сооружением на этой огромной территории, застроенной домами. И это, думаю, не только потому, что он выстроен из старого кирпича и что его украшают золотые купола. А потому, что он – этот храм, уцелевший в кровавой борьбе за выживание оказался духом сильнее всех огромных сооружений, которые его окружают.

А какое впечатление произвел на Вас Храм изнутри?

Войдя в ваш Храм, я сразу ощутил совершенную, теплую, проникающую внутрь атмосферу звуков. Я почувствовал духовную музыку, драгоценное пение этого Храма! И я понял, что сила этого храма именно в ней, в этой духовности, которая заполняет и держит все его пространство. Войдя в Храм, я услышал очень необычное пение. Не понимая текста, я только улавливал знакомые окончания молитв – аллилуйя, аллилуйя! Помня, где должен звучать на распев возглас священника, я вдруг услышал, что священник не на распев произнес слова, а начал петь текст. Это было очень красиво! Пение сопровождалось еще какими-то дополнительными мелодиями. Все для меня было внове. Мне казалось, что голос служащего священника не прерывается, а звучит бесконечно!

А что еще Вам показалось необычном в богослужении?

То, что дьякон, повернувшись лицом к молящимся произносил Символ веры. И весь Храм – четко по фразам, не напевая, как мы привыкли, а именно чеканя слова, читал Символ веры.

Я как будто впервые услышал этот текст. Священнослужитель, возглавлявший службу, продолжал красиво и мелодично петь, а хор, подражая ему, четко выпевал не только слова, но и слоги молитв, украшая богослужение.

А кто был этим священником, который так поразил Вас своим пением?

Я, наконец, в какой-то момент службы его увидел. Им оказался Митрополит Киринский Афанасий. Он своим серьезным лицом, сразу напомнил мне лицо моего деда. Владыка стоял с кадилом и начал обычное хождение перед иконостасом. Но мне казалось все необычным. Он долго ходил у одной иконы, потом, повернувшись – у другой иконы. Это все было похоже на какое-то особое священное действие!

Так прошла вся Литургия!

Да! В этом году праздник Сретения стал для меня – встречей с неким Таинством, новым осмыслением Божественной Литургии.

В чем же заключается это новое осмысление?

Народный артист СССР Георгий Павлович Ансимов с супругойНародный артист СССР Георгий Павлович Ансимов с супругой

Я понял одно! Та тщательность, та, если так можно сказать, горячая приверженность подробностям, помогает молящимся не только в самом процессе молитвы, но и помогает осознать ее, возносимой к Богу! И еще. Без диалога с живым Богом, не может быть молитвы.

Молитва не может быть без порыва любви к Богу. Мне кажется, что потому и вдохновение, или лучше сказать одухотворенность молящегося человека – это и есть самый верный путь к Богу.

В лице Владыки Афанасия я увидел человека одаренного, действительного призванного быть пастырем.

Вы хотите сказать, что пастырем может быть только очень талантливый человек?

Нет. Пастырем может быть и человек не такого большого таланта, как, например, Владыка Афанасий. Здесь важно не столько совершенство своего личного дарования, а степень твоей любви, твоей одухотворенности. Степень твоей любви к Богу – вот что определяет энергию твоей молитвы.

Я очень благодарен Владыке Афанасию, за им лично преподнесенную мне из алтаря просфору и последовавшее после Литургии приглашение на трапезу, приглашение побеседовать с ним. Для меня как члена Патриаршего Совета по культуре, Владыка Афанасий раскрылся неожиданно и как художник и как поэт.

Его примеры, взятые из жизни прихожан, говорили о том, как он видит мир и как любовь в этом мире является исходным, основным инструментом в решении любых проблем.

Благодарю Владыку Афанасия за урок, который мне преподан и на Литургии и во время беседы! 

 

Материал подготовили сотрудники Храма Всех Святых на Кулишках.
Фотографии из открытых источников.

Православный церковный календарь:




Новости Патриархии

Лента не найдена