Суббота, 24 Декабрь 2016 19:06

«Каждое мгновение жизни уходит и не возвращается. Оно уходит в вечность»

Отец ДионисийОтец Дионисий
Служба священника – нелегкий крест. Совершая богослужения и таинства, помогая людям найти дорогу к Богу, он обязательно должен помнить и о делах насущных. Чтобы помочь батюшке в его нелегком служении, в храме есть диакон. О том, в чем заключается его помощь нам рассказал отец Дионисий, который служит в нашем приходе диаконом уже несколько лет.

Отец Дионисий, прежде чем ответить на главный вопрос нашей беседы расскажите, пожалуйста, немного о себе: о своем детстве и о своих родителя, в верующей ли семье Вы воспитывались?

Родился я и вырос в Крыму. Воспитывался я в обычной семье врача. Нельзя сказать, чтобы мои родители были особо верующими людьми. Наверное, так или иначе, родители в Бога верили, но чтобы в храм ходить, такого не было. Крестила меня бабушка, когда мне было три года. Бабушка всегда привлекала меня к Церкви. Однажды мы ездили с ней в Москву навестить прабабушку. Это было на юбилей Крещения Руси в 1988 году. Прабабушка моя была очень верующим человеком, целыми днями проводила в храме, много молилась. Мне тогда было 9 лет, и меня бабушка повела на первую исповедь в Богоявленский собор. Священник тогда сказал мне выучить основные молитвы наизусть (молитва Господня и другие), что я и сделал. У бабушки был старый потрепанный дореволюционный молитвослов. Я его заклеил и потихоньку стал учить молитвы. Это было начало моей осознанной христианской жизни. Бабушка оказала на меня огромное влияние, она очень хотела, чтобы я поступил в семинарию. Я видел, как молилась бабушка, молилась за нас, и я сам так старался молиться. Особенно я любил молиться на ночь: за родителей своих, сродников, друзей. Хотя в храм я ходил редко, дома у меня был святой уголок, где стояло пару иконок и книжка Закона Божьего. Даже в старших классах школы, когда я стал редко молиться и думать о Боге, святой уголок у меня был, и я иногда, хотя и редко протирал на нем пыль, что приводило меня в воспоминания прекрасного детского прошлого.

Отец диакон, расскажите, как Вы выбрали жизненный путь? Как Вы поняли, что хотите посвятить свою жизнь служению Богу?

Не буду особенно вдаваться в воспоминания, скажу лишь, что этому послужили самые обычные житейские ситуации, скорби.

Я заканчивал школу. Был так сказать на перепутье мыслей, что делать, как жить. Я увлекался музыкой, спортивным туризмом, мечтал стать музыкантом.

В это время у меня был один друг. Он был музыкантом, поэтом, и при этом был очень верующим человеком. Он и начал подвигать меня к вере, советовал мне ходить в храм, и там искать утешения. Тогда то мне вспомнилось, как я молился в детстве, и я действительно начал ходить в храм, и Господь каким-то образом открылся моему сердцу. В моей жизни с помощью Божией стало все налаживаться, что в итоге и привело меня к тому, что я стал прислуживать священнику, петь на клиросе и выполнять всю работу по храму, одним словом, делал всё, что было необходимо.

Мои родители меня не сразу поняли: поначалу им казалось, что я заболел, так как я бросил всё, чем тогда занимался (я увлекался музыкой, туризмом). Когда я начал прислуживать в храме, я ушел из дома и жить стал при храме. Домой я, конечно же, захаживал, но дома не жил: мне больше нравилось жить при храме. Это стало возможным после того, как моя учительница украинского языка познакомила меня со своим сыном (священником). Ему требовался на приходе помощник. Со временем родители стали более благосклонно относиться к моей церковной жизни, они увидели, какое благотворное влияние оказывает церковь на человека (в моем лице). Тогда моему священнику дали село в окрестностях Алушты, но храма там не было, и мы с ним своими руками переоборудовали старый заброшенный советский овощной магазин в сельский храм. Нам выделили какие-то комнаты в общежитии, и я там жил, и мне всё это нравилось. В то время я еще пытался поступить в семинарию, но не поступил. А не поступил потому, что считал образование чем-то очень лишним, и для ищущих Царства Небесного абсолютно не нужным. Мне тогда представлялось, что необходима лишь святая жизнь по примеру святых отцов, которые уходили в пустыни для молитвы. Да, была у меня в тот период такая убеждённость. Я тогда читал много житий святых отцов и, надо полагать по духовной неопытности своей, настроился на чрезмерно подвижнический, не по мере своей, образ мыслей. Я хотел убежать в лес и жить там, как зверь. Конечно же, сейчас я понимаю, что это было неумеренным юношеским рвением. Но всё-таки даже тогда я понимал, что в современных условиях это просто невозможно, и это меня удерживало. Но на тот момент жизни у меня была реальная ненависть к миру, я видел, что весь мир погряз во зле, очень много в нём соблазнов и искушений, а у меня в голове крутилась лишь одна мысль о том, что я хочу послужить Господу. Поступать в семинарию я поехал по настоянию моего отца. К тому времени мой отец уже смирился с тем, что я стал церковным человеком, но он очень хотел, чтобы я выучился, поэтому и предложил мне попробовать поступить в семинарию. Я подал документы, но вместо того, чтобы готовиться к поступлению, поехал в Дивеево и две недели на Канавке блаженно нёс послушание. В результате я провалил вступительные экзамены. Но меня это совсем не расстроило, и я вернулся обратно к своему батюшке в сельский храм. У меня стали появляться мысли о монастырях, и через какое-то время я поехал в Почаев, где остался и нес несколько лет послушание в скиту Почаевской Лавры. Монастырь меня очень многому научил, помимо духовных вещей в монастыре я изучал церковное пение. Стал петь, регентовал. Потом я заинтересовался древними церковными распевами. Как-то я написал письмо регенту Валаамского монастыря. Он меня пригласил посетить Валаам и поучиться пению, я и поехал. Валаам меня конечно поразил очень сильно, и я захотел там остаться. Это незабываемое время, когда я жил в этом прекрасном монастыре и имел возможность петь в чудесном монастырском хоре. Прожил я на Валааме около 4-х лет и поехал учиться в семинарию, затем женился и стал диаконом. Почему женился? Видать так Господу было угодно. Я обращался к старцу, и он мне советовал жениться. Я сначала недоумевал, но стал много молиться и просил молитв у других. Так мало-помалу все и образумилось. Господь послал мне прекрасную супругу, а я продолжил свое служение Богу в сане диакона.

Расскажите о диаконском служении. Кто такой диакон и в чём заключаются его основные обязанности?

Священнослужение – это очень ответственное служение перед Господом. На это во время хиротонии человеку даётся особая благодать. Диакон, в переводе с греческого, означает служитель, гонец. Диаконство – низшая степень священства, учрежденная ещё в апостольские времена. Поставление в диаконы совершается архиереем через рукоположение. По постановлению древней вселенской Церкви, обязанностью диаконов при богослужении было наблюдать за его порядком и благочинием, заведовать церковной утварью, готовить все необходимое для священнодействий, помогать епископам и пресвитерам совершать некоторые богослужебные действия. Вне богослужения диаконы, по назначению епископа, раздавали из церковных средств помощь бедным, надзирали за низшими клириками и исполняли разные другие поручения епископа, были ближайшими его служителями. Сейчас диаконы выполняют примерно те же обязанности.

Могут ли люди за советом обратиться к диакону?

За советом мы можем обратиться к любому христианину, которого мы считаем так или иначе благочестивым. Диаконы могут проводить беседы с людьми, в том числе и с молодёжью, могут заниматься с церковными хорами, вести уроки в воскресных школах, участвовать в социальном служении Церкви.

А если какое-то Таинство, предположим Крещение…

Таинства совершает только епископ или священник. Только Крещение может совершить даже мирянин, да и то в экстренных случаях, конечно. Но остальные Таинства только епископ или священник совершать может. А диакон только как помогающий служитель при совершении таинств церковных.

У Вас есть музыкальное образование?

– Нет, я в музыкальной школе всего лишь один год проучился, но музыкальные способности имел с детства, и был самоучкой.

Отец ДионисийОтец Дионисий
Расскажите, пожалуйста, как Вы попали в Храм всех святых на Кулишках?

Я был и остаюсь очень большим любителем церковной музыки, и прежде всего древнерусской и византийской. В семинарии у нас был греко-латинский кабинет, где собирались студенты, которые любили разные восточные традиции Православия, изучали их. У нас и службы были раз в неделю на греческом языке. В Грецию студенты постоянно ездили учить греческий язык, и знакомиться с греческими традициями. Ездил и я. В Греции мне так нравилось, что я там себя ощущал словно на родине, и даже думал уехать в Грецию на более продолжительное время, и может даже на совсем. И когда я заканчивал учебу, мне предложили пойти служить на подворье к владыке Афанасию. Так я попал на подворье. Хотя, честно говоря, в Москву сердце не особо лежало. Уж очень шумный для меня город, не привык я к этому, люблю тишину, так в монастыре воспитался. Трудно, конечно, в Москве из-за этого, но моя любовь к церковным службам, восточным церковным традициям и пению меня вдохновляют и утешают.

Отец Дионисий, а кто для Вас является духовным примером? Может быть святые отцы?

Конечно, это святые отцы – святитель Игнатий Брянчанинов: его труды особенно много значат для меня; преподобный Силуан Афонский, преподобный Сергий Радонежский. Меня всегда поражала в преподобном Сергии Радонежском, помимо прочих его достоинств, его великая кротость. Всегда я почему-то восхищался именно кротостью преподобного Сергия. И преподобный Серафим тоже оказал на меня влияние. Но в основном я читал святителя Игнатия Брянчанинова, читал и творения древних отцов. Это писания Антония Великого, Ефрема Сирина, Исаака Сирина которые очень я любил читать. У святых отцов мне нравилось читать о нелюбви к миру, о том, что все мы поражены грехом, что жизнь земная во многом проводится нами в прелести и о необходимости стяжания Духа Святого через покаяние. Ведь нас всех тянет ко греху. Я стремился и к памяти смертной. Да, пытался пребывать в памяти смертной. Прямо так, как пишут святые отцы. А что значит пребывать в памяти смертной?

Это значит постоянно помнить о собственной смерти, о том, что каждое мгновение жизни уходит и не возвращается. То есть оно уходит в вечность. Размышляя об этом, ты начинаешь осознавать бесконечную ценность каждого мгновения жизни. И если ты это мгновение жизни потратишь на грех, на пустоту, то вернуть его будет уже невозможно. Поэтому подаренное нам Богом время и надо максимально использовать для спасения души, для покаяния. Я стал понимать, почему святые отцы так дорожили каждой минутой своей, даже спали мало, потому что время своё они старались посвящать Богу, молитве. Святые отцы старались пребывать в трезвении ума, чтобы непрестанно о Боге думать, молиться. Они, как говорится в Писании, «ходили пред Богом». Единственное, о чём я никогда не жалел в своей жизни – это о времени, проведённом в молитве Богу. Я мог сделать доброе дело, а потом засомневаться, не по тщеславию ли я его сделал. Может быть, что-то другое, лучшее надо было сделать. Полноценности, без сомнения, никогда не было в таких делах. Но единственное, в чем я никогда не сомневался – это молитва Богу.

Как, на Ваш взгляд, можно положительно повлиять на молодого человека и заинтересовать его церковной жизнью?

Настало очень тяжёлое время, и только слова, даже самые правильные, могут уже не помочь. Потому что лукавство с каждым веком всё изощреннее и изощреннее.

В древности тоже были люди лукавые, но тогда лукавство было более простым. Человек, разбойник, конечно же, был злым, но в простоте злым. Сейчас же люди становятся, как дьявол, так как разные благовидные личины пытаются надеть на себя.

В миру лукавство стало изощрённым, тонким. Зло теперь трудноразличимое. Поэтому я думаю, что сейчас самое важное, – это личный пример. Сейчас на молодого человека можно положительно повлиять именно духом христианской, святой жизни. Когда ты живёшь свято, то Господь даёт тебе определённую благодать.

И благодать эту человек, с тобой общающийся, не может не почувствовать. Вы общались когда-нибудь со старцами, со святыми людьми? Если общались, то вы меня поймёте. Если ты с верой, в простоте приходишь к старцу за советом, то чувствуешь благодать, которая от него исходит, даже без слов. Сердце чувствует. Именно сердце чувствует эту благодать. Вспомните, к примеру, житие преподобного Серафима Саровского, его разговор с Мотовиловым. Так что, если хочешь положительно повлиять на современную молодёжь, будь настоящим христианином не на словах, но и в жизни. Господь тебе подскажет, как правильно себя повести, что сказать. Твои слова должны быть подкреплены именно святостью внутренней. Я не скажу, конечно же, что все мы святые, но через наше стремление к совершенству какую-то благодать Господь нам даёт в той или иной мере.

Сейчас слишком много слов, перенасыщено ими всё. Все умеют красиво говорить, но многим ли это помогает? Чем поражали язычников христиане первых веков? Святостью своей жизни. Христианство распространилось благодаря этому. Поэтому и сейчас так надо. Самый лучший вариант, особенно с молодёжью. Нужен личный пример, святые устремления. Конечно, это не значит, что если я не имею святости первых христиан, то я вообще не должен ничего делать. Но, по крайней мере, я должен стремиться к ней, сам должен стараться жить по-христиански. Иначе, если я сам по-христиански жить не стараюсь, могу ли я кого-то научить христианству?

Что в такие тяжёлые для страны и для мира времена Вы могли бы пожелать нашим прихожанам?

Я хочу посоветовать всем, и современной молодёжи в том числе, что надо всегда прислушиваться к своей совести. У каждого из нас есть совесть, которая нам подсказывает во многом, что плохо, что хорошо. И надо воскрешать её, нашу совесть. И через это, через нашу совесть, мы можем начать становиться людьми. Естественно, не без церковных Таинств. Закон совести у нас – это совесть по нашему отношению к Богу, по отношению к ближнему и по отношению к миру, видимому: к вещам, природе, к животным, то есть к дарам от Господа, которые мы должны ценить и бережно к ним относиться. Все святые отцы, как сказано в Евангелии про Христа, даже палочку надломленную не отломят. Потому что очень трепетно они относились ко всем мелочам. Просто так и листик не оторвут без нужды. Святые отцы хранили совесть ко всему, старались. А почему? Если мы храним совесть, то мы чувствуем себя счастливыми. Но мы видим, что современные люди совершенно не живут в гармонии с Богом, а значит и друг с другом. И поэтому мир буквально разваливается на глазах. У нас экологические проблемы, все ссорятся и войны непонятно отчего. Поэтому я и говорю, – начинайте с совести. Прислушивайтесь к совести. Совесть, как говорят, это голос Божий в человеке, помогающий человеку различать добро и зло. Что добро – это от Господа, и это делает человека счастливым, зло – грех, искажение добра, отдаляет человека от Бога и делает его несчастнейшим на земле. Где добро там и Господь, а где Господь там и всякое благо, смысл и порядок. Чем больше люди будут прислушиваться к своей совести, тем счастливее будет жить мир, и будет в нем больше порядка.

Над материалом работали
отец Дионисий, Екатерина и Никита Федоровы, Андрей Бобарыкин
Редактор Ольга Авдюшина
Фотографии из личного архива Вячеслава Ганцева.

Православный церковный календарь: