Понедельник, 31 Июль 2017 00:20

31 июля отмечается день памяти святого Александрийской Православной Церкви – преподобного Памвы пустынника

Сегдня отмечается день памяти святого Александрийской Православной Церкви – преподобного Памвы пустынника. Преподобный Памво прожил до старости постником в пустыне у горы Нитрийской, в Нижнем Египте. О его богоугодной жизни рассказывают многие великие отцы. Так, преподобный Антоний Великий говорил о нем, что страхом Божиим (которого преисполнен был Памво) он вселил в себя Духа Божия. Преподобный Пимен Великий также сказал: “Три дела мы видели у отца Памво: голод всякий день, молчание и рукоделие”. Преподобный Феодор Студит дал такое свидетельство: “Памво и деянием, и словом да ублажится достойно, яко высок”.

Сократ же Схоластик пишет, что в начале своего иночества Памво, будучи неграмотным, пришел к одному из братий, чтоб научиться у него псалмам Давидовым. Услышав в самом начале 1-й стих 38 псалма: рех: сохраню пути моя, еже не согрешати ми языком моим, он не захотел слушать других стихов и ушел со словами: “Довольно мне одного этого стиха, если я научусь исполнять его на деле”. И после уже не приходил к учителю. Спустя шесть месяцев его увидал где-то учитель и спросил: “Почему ты доселе не приходил ко мне?” Памво ответил: “Не научился еще исполнять делом того стиха”. Потом, по прошествии многих лет, один из знакомых отцов спросил его: “Научился ли ты уже, брат, тому стиху?” Памво ответил: “Девятнадцать лет не переставая учился и едва привык исполнять то, чему он учит”.

Хотя сначала святой Памва был неграмотен, но впоследствии, будучи умудрен Богом, он хорошо знал Священное Писание и для других был опытным учителем, как пишет о нем Палладий. Следующие четыре брата, славные в Египте, были его учениками: Диоскор, Аммоний, Евсевий и Евфимий, называемые великими и упоминаемые в житии святого Иоанна Златоуста. Первый из них, Диоскор, был потом епископом Ермопольским (отличай его от еретика Диоскора). Кроме того, и Драконтий честной, упоминаемый в житии преподобного Илариона Великого, епископ и исповедник Христов, претерпевший изгнание от ариан, – был также учеником блаженного Памвы в юности своей.

Этот преподобный между многими великими добродетелями отличался еще и совершенным презрением к золоту и серебру. Когда святая Мелания Римляныня, повсюду раздавая свое богатство нуждающимся Христа ради, прибыла в Александрию, то, услышав о святом Памво, пришла к нему вместе со странноприимцем пресвитером Исидором Александрийским. Она принесла с собою 300 литр серебра и просила Памво взять себе, сколько хочет, из принесенного ею. Но святой даже не взглянул и не перестал рукодельничать (он плел рогожку), а лишь ответил: “Да вознаградит тебя Господь за твое усердие, которое ты имеешь к Нему”. Когда же она продолжала настойчиво просить его взять сколько-нибудь, преподобный сказал служащему ему брату: “Возьми, что дают, с осторожностью и снеси и раздай братьям в Ливии и на островах: они очень бедствуют, так как земля у них бесплодна. Братьям же египетских монастырей ничего не давай, потому что их земля плодородна и они могут иметь достаток от своего труда”.

Тогда блаженная Мелания отдала все принесенное серебро и сказала преподобному Памве: “Отче, заметь, сколько я даю серебра: 300 литр”. Он же ответил ей: “Бог, Которому ты принесла серебро, дочь моя, не спрашивает тебя, сколько ты принесла. Неужели Кто исчерпал воды горстью Своею и пядью измерил небеса, и вместил в меру прах земли, и взвесил на весах горы (Ис. 40:12) не знает о количестве твоего серебра? Если б ты давала серебро мне, то, разумеется, ты сказала бы, сколько даешь; а ты даешь его Богу, Который не презрел и двух лепт вдовицы, но принял их охотнее многих богатств (Мк. 12:42); так молчи, не воструби перед собой! (Мф. 6:2)”

К преподобному Памво пришел однажды отец Пиор и принес с собою небольшой кусок черствого хлеба. На вопрос святого, зачем он принес собой хлеба, Пиор отвечал: “Чтоб не стеснить тебя”. Через несколько дней преподобный Памво отправился к отцу Пиору и захватил с собою кусок черствого хлеба, обмакнув его в воде. Увидев это, Пиор спросил: “Зачем ты, отец, принес намоченный хлеб?” Тот отвечал: “Чтоб не только в хлебе, но и в воде не стеснить тебя”.

Однажды святитель Афанасий Александрийский попросил отца Памво прийти к нему в Александрию. На пути старец с несколькими братьями увидел сидящих мирян, которые не обращали внимания на проходивших иноков. Памво сказал этим мирянам: “Встаньте и приветствуйте монахов с почтением, чтобы получить от них благословение, ибо они часто беседуют с Богом и уста их священны”.

Потом, придя в город, он увидел публичную женщину, разодетую на соблазн людской; и заплакал старец. Тогда братья спросили его: “Что ты плачешь, отец?” Он отвечал: “Я плачу по двум причинам: о погибели души этой женщины и о том, что у меня нет такого усердия к своей душе, какое она имеет к своему телу. Она разукрасилась так, чтоб угодить людям, а я не забочусь украсить свою душу, чтоб она угодна была Богу”.

Будучи всегда преисполнен умиления, преподобный Памво никогда не смеялся, и на лице его никогда не было даже улыбки. Однажды бесы захотели заставить его засмеяться. Они привязали веревку к перу и потащили у него перед глазами, словно тяжелую кладь, крича друг другу: “Помогите! Помогите!” Увидев это, отец Памво рассмеялся. Тогда бесы, обрадовавшись, закричали: “Вот, наконец, Памво засмеялся!” А он возразил им: “Я посмеялся над вашей немощью: одного пера поднять не можете!” Бесы убежали пристыженные.

Ученики его рассказывают о нем еще, что он был очень осторожен в разговоре и рассудителен в ответах. Когда его спрашивали о чем-нибудь из Божественного Писания или о каком-либо деле, он не тотчас отвечал, но сначала долго молчал и раздумывал сам с собой, а потом часто говаривал: “Я не знаю, что ответить на этот вопрос”. И только через три дня или три недели, а иногда и через три месяца он давал ответ на вопрос. Ответы его бывали правильны и весьма полезны, так как влагались в его разум Божией благодатью. Поэтому все принимали слова из его уст со страхом, как из уст Божиих.

Во времена этого преподобного были в тех же египетских странах два родные брата, Паисий и Исаия, дети богатых родителей. Отец их был известный купец, который ездил с дорогими товарами до самой Испании. Разделив между собою большое богатство, доставшееся им после смерти их родителей, они рассудили, что лучше им вложить отцовское имение в небесную сокровищницу и выбрать жизнь монашескую для спасения души. Решив так, оба они отказались от мира. Один тотчас же свою часть наследства раздал нищим, церквам и монастырям, ничего не оставив себе, и ушел в пустыню. Он научился какому-то небольшому ремеслу, с помощью которого и кормился трудами своих рук; и жил он один богоугодно, прилежно постясь и трудясь. Другой же построил себе маленький монастырь неподалеку от мирских жилищ и, приняв к себе немногих братьев, также давал приют странникам в своей странноприимнице, служил усердно больным, а в субботу и воскресенье устраивал по два, по три и по четыре обеда для нищих. Пожив таким образом несколько лет, оба брата преставились к Господу. По их кончине многие стали беседовать о тех братьях: одни больше хвалили того, кто раздал сразу свое имение и ушел на безмолвие в пустыню, другие же отдавали предпочтение другому, который своим имуществом долгое время служил странникам, нищим и больным. Не уступая долгое время друг другу в этом споре, братия пошли спросить об этом преподобного отца Памво, желая узнать, которого брата жизнь угоднее Богу и кто из них получит большую награду.

Преподобный же Памво на их вопрос отвечал так: “Оба совершенны пред Богом. Странноприимец уподобился праведному Авраму, а пустынник святому пророку Илии, и оба одинаково угодили Богу”. Братия все-таки не соглашались и противоречили друг другу. Одни говорили: “Пустынник исполнил евангельскую заповедь: продай имение твое и раздай нищим, и, взяв крест, последовал Христу, терпя жажду и голод каждый день. А странноприимец, хотя и служил нищим, однако и сам пользовался своим имением; ел и пил со странниками, обедал с больными”. Противники же возражали, говоря: “Страннолюбец тоже исполнил Христово слово, сказанное в Евангелии: не пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить для других (Мф. 20:28). Ведь он стольким послужил, каждый день выходя на людную дорогу, ища странника, нищего, больного, бедного и приводя их в своей дом, где давал всем покой. И если за одну чашу холодной воды, поданную жаждущему, обещана от Бога награда, то какую же награду получит брат, принимавший странников, удовлетворивший бесчисленное количество жаждущих и голодных и служивший всякому больному, как Христу?”

Видя такое разногласие между братьями, преподобный Памво сказал им: “Погодите немного, пока я не получу извещение от Бога; тогда я скажу вам”. Через несколько дней опять пришли к нему братья за ответом на свой вопрос; тогда старец сказал им: “Перед Богом говорю вам, что обоих тех братьев, и Паисия и Илию, я видел стоящих вместе в раю”. Услышав это, все успокоились и прославили Бога.

После этого откровения всем стало ясно, какую великую благодать имеет святой Памво, если удостоился до смерти увидеть райское блаженство. И он сам был подобен райским жителям вследствие того, что видел их, а еще больше вследствие изобильной благодати Божией, обитавшей в нем. Еще в тленном теле живя среди людей, он носил уже на лице своем печать райского нетления, был светел не только душою, но и телом, и сияло лицо его славой, как некогда лицо святого пророка Моисея. Об этом в житиях святых отцов рассказывается так. Три года преподобный Памво молился Богу: “Господи, молю Тебя, не прославляй меня на земле!” Бог же, прославляющий угодников Своих, так прославил его, что братья не смели смотреть на его лицо от той славы, которую имел он.

Когда же наступило время его блаженной кончины, после 70 лет его жизни, он сказал стоявшим около него братьям: “С тех пор как я поселился в этой пустыне, построил келью и обитаю в ней, не проходило ни одного дня, чтоб я не работал чего-нибудь своими руками до утомления. Я не помню также, чтоб ел когда-либо хлеб, данный мне кем-нибудь, но всегда – заработанный трудами моих рук; и из уст моих не выходило такого слова, в котором бы мне приходилось теперь со стыдом раскаиваться. Однако я отхожу к Господу так, как будто и не начинал богоугодно и по-иночески жить”.

С этими словами он предал честную и святую свою душу в руки Божии, не пострадав никакой телесной болезнью. Такова была жизнь и кончина этого преподобного, святые молитвы которого да помогут и нам научиться богоугодной жизни и кончину добрую получить по милосердию Господа нашего Иисуса Христа. Блаженная кончина же преподобного Памвы последовала в конце IV века.

Читайте также: 

Православный церковный календарь: