Четверг, 21 Июнь 2012 16:03

Житие Преподобного Паисия Великого

Память 19 июня/2 июля

Преп. Паисий Великий. Россия. XIXПреп. Паисий Великий. Россия. XIX
По рассказу преподобного Иоанна Колова (ок. 430)

Среди славных и богоугодных людей жил некий муж. Имя ему было Паисий. Я расскажу ради пользы слушающих то, что видел и слышал своими глазами и ушами. Сей блаженный муж родился и жил в Египте. Родители его были людьми зажиточными и богобоязненными и раздавали милостыню всем нуждавшимся. У них было семь детей, и всех их они воспитывали в добром послушании. Но так как никто из людей не может быть непричастным смерти, то и родитель преподобного преставился от жития сего, оставив скорбящей жене своей попечение о детях; из них самым меньшим по летам был отрок Паисий.

Однажды ночью, когда скорбящая мать уже спала, явился ей Ангел Господень и сказал: “Бог, Отец сиротствующих, послал меня к тебе спросить, зачем ты так печалишься о детях своих? Разве Бог и не думает об них? Итак, оставь свою печаль и посвяти Богу вышнему одного из сыновей твоих: чрез него прославится пресвятое и приснославимое имя Господне”. Мать преподобного ответила Ангелу: “Все сыновья мои принадлежат Господу, и если который из них угоден Ему, пусть Он возьмет его к Себе”. Тогда Ангел, взяв Паисия за руку, сказал: “Сей угоден Богу”. – “Возьми лучше кого-либо из старших”, – проговорила тогда старица. Но Ангел на изрек: “О, добрая женщина! разве ты не знаешь, что сила Божия обыкновенно проявляется в немощных? Итак, сей юнейший избран Богом, и он угодит Ему”. Сказав это, Ангел скрылся.

После продолжительной молитвы мать повела сына своего в церковь для поставления его в клирики. Блаженный же отрок Паисий, сподобившись поступления в клир, возрастал летами и разумом, вместе с тем возрастал и благодатью Божиею. Вскоре он отправился в Скитскую пустыню и там, для наставления духовного и жизни иноческой, поселился у преподобного аввы Памво, наделенного даром предведения. Святой Паисий ревностно проходил послушание, беспрекословно повинуясь отцу своему, и при этом вел самый суровый образ жизни. Наставляемый поучительными беседами своего аввы, Паисий в продолжение трех лет соблюдал его заповедь не смотреть на чужие лица, а иметь очи долу. Также с прилежанием предался он чтению божественных книг и, непрестанно молясь, постом же и бдением удручая тело свое, в глубине сердца хранил все свои добродетели. Когда настало время отшествия святого Памвы к небесному наследию, он, благословив блаженного Паисия, изрек про него немало пророческих слов и перешел к вечной блаженной жизни.

Я же, смиренный Иоанн (говорит списатель сего жития), остался со святым Паисием. Во всем подобные друг другу, мы проводили и жизнь вместе, исполняя один и тот же устав. Но спустя немного времени, блаженный Паисий возжелал более высокого подвига. Теперь он не прикасался к пищи в продолжение целой недели, а в субботу и в день воскресный вкушал только хлеб с солью и воду. Он часто читал пророка Иеремию, и много раз сей святой пророк, являясь ему, пояснял непонятные для него тайны. Затем Паисий избрал новый подвиг. Он стал поститься в продолжение уже двух недель, и об этом его пощении и равноангельном житии знал только один Бог. К тому же святой Паисий возжелал принять на себя и подвиг молчания, дабы наедине приносить моление единому Владыке Христу, приблизиться к Нему еще более и просвещаться Его светом.

Узнав об этом, я с тяжелою грустью понял, что нам должно разлучиться друг от друга, и попросил вместе помолиться, есть ли на это воля Господня. Мы всю ночь с усердием молились, а наутро Ангел возвестил нам, что мне надлежит остаться, а Паисию следует перейти на западную сторону пустыни, где позже будет создан трудами его монастырь.

Уйдя в указанное место, Паисий иссек в горе пещеру и здесь всесовершенною чистотою и подвигами так приблизился к Богу, что Сам Христос являлся ему и поучал его. Так, однажды, когда Паисий сидел в пещере и воспевал божественные песни, явился ему Спаситель и сказал: “Видишь ли пустыню эту, как она велика и широка? Ради тебя я наполню ее постниками, которые будут прославлять имя Мое”. Тогда Паисий, пав на землю, спросил: “Владыка Господи! Откуда же явится все потребное и нужное для тех, кто в сей пустыне будет подвизаться?” Господь на это ответил: “Если Я увижу в них любовь и если они будут исполнять все заповеди Мои, то Я Сам буду заботиться о них. И если они заповеди Мои будут соблюдать с кротостью, правдою и смиренным сердцем, то Я не только соделаю их выше всяких вражьих браней и лукавых коварств, но и дам в наследие Царство Небесное”.

Но отец зависти и человеконенавистник диавол, видя, что Паисий, искусно минует все коварные сети его, покусился при помощи милостыни уловить угодника Божия в сеть сребролюбия и отправился к некоему египетскому князю в образе Ангела, предложив ему одарить подвижника золотом. Божественная сила, обитавшая в Паисии, открыла ему эти козни диавола, и святой Паисий тотчас же пошел навстречу князю и сказал ему: “О, христолюбец! знай, что золото и серебро не нужны для желающих жить в пустыне. А потому раздай принесенное тобой убогим, нищим, сиротствуюшим и вдовствующим, и ты великое примешь от Бога воздаяние!” Князь, поверив словам святого, возвратился и поступил так, как он его научил. Когда же преподобный Паисий входил в свою пещеру, явился ему посрамленный диавол и сказал: “О, Паисий! что мне теперь делать с тобою, ведь ты расстраиваешь все мои хитрые замыслы?” Блаженный муж заклял нечистого духа силою Христовою и отогнал его от себя, и диавол со стыдом удалился.

Вскоре преподобный отправился во внутреннюю часть пустыни, но, пребывая там телом, духом своим он вместе с небесными Силами предстоял Владыке всех. Однажды, став на молитву, Паисий почувствовал, что он как будто, возлетев на крыльях, находится уже на небе, где увидел прекрасные райские селения и церковь вечно торжествующих. Сподобившись здесь причаститься невещественной пищи Божественных Таин, он воспринял и дар крайнего воздержания и постничества. С тех пор, причащаясь в воскресенье, он до другого недельного дня оставался совершенно без пищи: так силою благодати Божией обогатилось от Зиждителя естество его. Более того, преподобный Паисий иногда после причащения оставался без телесной пищи 70 дней; и в этом нет ничего удивительного, ибо божественная благодать имеет неизреченную силу.

К сему преподобному отцу стекалось множество не только иноков, но и мирян, желавших жить при нем; поселившись вокруг него, как рой пчелиный, все они сильно жаждали насытиться сладостью его духовного меда. Одних преподобный отец отделял на подвиг молчания, другим повелевал единодушно с братиями пребывать в послушаниях и нести на себе общий труд; а третьих оставлял для рукоделия, чтобы они не только сами питались, но и питали бы нищих. Главным же заветом его было следующее: да никто не делает что-либо по своей воле, но все по повелению и рассмотрению опытных отцов.

Преп. Паисий Великий. Афон. 1547Преп. Паисий Великий. Афон. 1547

По прошествии же некоторого времени, преподобный, желая уединения, тайно от всех отправился в более отдаленные места пустыни, где нашел пещеру и три года пребывал там в богообщении. За это время на голове его выросли столь длинные волосы, что, привязывая их к высокому колу, он мог, не засыпая ни на минуту, совершать все свои всенощные моления.

Однажды, когда весь ум его богомысленною молитвою был углублен в Господе, как и прежде, явился ему Спаситель Христос, сказав: “Мне очень благоугоден твой подвиг. Я даю тебе дар: все, чего ты ни попросишь у Отца Моего во имя Мое, дастся тебе”. Святой же Паисий, видя столь великую благость Господню, восприняв некое дерзновение, сказал: “Человеколюбче Христе Боже! молю Тебя смиренно, Сам наставь и научи меня, о ком и о каких нуждах мне нужно просить, ибо я вижу все мои согрешение пред Тобою и о недостатках моих всегда молю Твое милосердие: прости и покрой благоутробием Своим множество грехов моих, и сподоби меня остальное время моей жизни провести безгрешно, дабы безбоязненно взойдя на стезю спасения”. В то время, как святой Паисий с великим сердечным умилением говорил ко Спасу, Господь благословил его и, отступив от него, восшел на небеса со славою.

В одном из селений египетских проживал некий старец, который по своему житию был человек весьма добродетельный, но в Святом Писании совсем несведущий. Так, он исповедовал только Отца и Сына, про Духа же Святого умалчивал. И веруя так ложно сам, он и других научал этому своему зловерию. Христос Бог, не желая, чтобы труды старца и его постнические подвиги были тщетны, возвестил об нем блаженному Паисию и указал ему то селение и место, где жил сей святой старец. Паисий тотчас же стал собираться в путь, взяв множество сделанных им корзин и при этом приделав к каждой из них по три ушка. Придя к старцу и его ученикам, он сказал, что пришел из пустыни продавать рукоделие свое и что, будучи рабом Пресвятой Троицы, и корзины свои устроил во образ Святой Троицы с тремя ушками, дабы не только веровать сердцем и устами исповедывать, но и рукоделием, прообразующим тройственность Божественных Лиц, прославлять Святую Троицу. Мужи те, вместе с своим постником учителем решили послушать об этом божественном учении, и святой Паисий начал богомудренно изобличать еретическое заблуждение. И долго преподобный Паисий беседовал с ними от Божественного Писания и богодухновенных книг и обратил старца того и всех, кто был с ним, к покаянию о прежнем их заблуждении; и так просветив их, пошел обратно. Когда же Паисий приближался к своей пустыне, внезапно пред глазами его воссиял великий свет, и, посмотрев вокруг, он увидел всю пустыню ту наполненною ангельскими полчищами. Преподобный просил у Господа открыть ему, что это означает, и тотчас же Ангел святой, сопутствовавший ему, сказал: “Все это тебе Бог показал, дабы ты знал, что и при тебе, и без тебя, Ангелы, по повелению Его, хранят иноков, в пустыне сей обитающих, как обещал тебе Сам Владыка”. И Паисий, воздав за сие Богу, Промыслителю всех, благодарение, пошел далее, в свою келию.

Слава о божественном Паисии распространялась повсюду, и многие добродетельные люди призывали его, дабы познакомиться с ним и побеседовать; так и блаженный Пимен, будучи еще в то время совсем юным, возгорелся желанием видеть святого Паисия. Он отправился к преподобному Павлу, который часто посещал святого Паисия, и стал умолять его, чтобы он пошел с ним к великому Паисию, что взять хотя бы горсть земли, по которой ступал святой. Блаженный Павел взял его с собою. Приняв Павла с любовью, святой Паисий спросил его и о юном Пимене, которого хотя и не видал еще телесными очами, но духовными еще издалека узрел его, и попросил ввести к себе. Благословив Пимена, святой прорек: “Поверь мне, любезный Павел, что отрок сей спасет души многих людей и многие, благодаря ему, сподобятся райского селения, ибо с ним рука Господня, охраняющая и к божественному пути его наставляющая”.

Однако время поведать и о преславных чудесах преподобного Паисия. В странах сирийских проживал один великий постник, – человек, украшенный весьма многими добродетелями. Однажды, когда сей инок стоял на молитве, он невольно спросил сам себя, кому из угодивших Богу он подобен? Лишь только он об этом подумал, как послышался свыше небесный голос: “Иди во страну египетскую и там найдешь мужа, по имени Паисий, который имеет такое же смиренномудрие и любовь к Богу, как и ты”. Услышав это, честный старец немедленно пошел из Сирии в Египет. Дойдя до Нитрийской горы, он спросил о Паисии, и ему указали место его жительства. Но и Паисию пришествие старца было не безизвестно, поэтому он отправился ему навстречу. Однако общение их затруднилось незнанием языка друг друга. Тогда святой Паисий воздохнул из глубины сердца и сказал: “Сыне, Слове Божий, дай мне, рабу Твоему, уразуметь силу слов сего святого старца!” – и тотчас же стал понимать сирский язык и, просвещаемый Божественным Духом, начал говорить с ним по-сирски же и наслаждаться богодухновенными беседами без толкователя. Так они пребывали вместе шесть дней, веселясь о Боге, Спасе своем. По окончании же душеспасительных бесед святой Паисий призвал всех учеников своих и велел воздать старцу сириянину подобающее поклонение и принять от него благословение. Потом, помолившись Господу о учениках Паисия и воздав ему любезное о Христе целование, сей старец отправился в свою страну. Когда же спустя немного времени после его отшествия один брат, живущий от всех отдельно, захотел нагнать старца и тоже взять его благословение, святой Паисий сказал ему: “Не ходи: преподобный старец прошел уже более 80 поприщ пути, ибо его несут облака”. Все весьма удивились и прославили Господа, дивного во святых Своих.

К преподобному Паисию пришел однажды один брат, желавший его видеть, и застал его спящим, у главы же его он увидел стоящим Ангела-хранителя, весьма прекрасного, и, удивившись, сказал: поистине хранит Бог любящих Его!

Один из учеников святого Паисия, повинуясь его приказанию, отправился в Египет, чтобы продать свое рукоделие. На пути он случайно встретил некоего еврея, шедшего тоже в Египет, и пошел с ним вместе. Дорогою иудей, увидев простоту его, начал наговорил много лукавых и душевредных слов. Инок, по своей умственной слабости и простоте сердечной в конце сказал ему: “Может, ты и прав”. Когда же возвратился в пустыню и пришел к преподобному Паисию, то старец для него стал как бы неприступным и долго уклонялся от ученика своего, говоря ему: “Кто ты, человек? я тебя не знаю”. На слова инока, что он его ученик, святой Паисий сказал: “Ученик мой был христианином и имел на себе благодать крещения, а ты не таков. Скажи, что случилось с тобой? Поведай о приключившемся с тобою искушении и какой душепагубный яд ты принял на пути своем?” – “Я говорил в дороге только с евреем”. – “ Что говорил еврей и что ты отвечал ему?” – “Еврей сказал, что Спаситель еще только должен придти в мир; я же на это сказал ему: может быть, и верно то, что ты говоришь”. Тогда старец воскликнул: “О, окаянный! что может быть хуже и сквернее сего слова, которым ты отвергся Христа и Его божественного крещения? Теперь иди и оплакивай себя, как хочешь, ибо нет тебе места со мною. Твое имя написано с отвергшимися Христа, – с ними ты и примешь суд и муки”. Ученик горько заплакал и стал умолять о помиловании. Милостивый старец затворился и стал просить Господа, да простит Он грех ученику его, который согрешил по бесхитростному невниманию. И Господь преклонился на его пламенную молитву и простил согрешившего: преподобный узрел благодать Духа Святого, возвратившуюся в виде голубя к ученику тому и вошедшую в уста его, и при этом увидел и злого духа, вышедшего из согрешившего инока в виде темного дыма, и разлившегося по воздуху.

Преп. Паисий Великий. Кипр. 1183Преп. Паисий Великий. Кипр. 1183

Когда я по временам сидел у преподобного Паисия, – пишет далее блаженный Иоанн Колов, – приходили к нему некоторые иноки, желая слышать полезное для их души слово. Божественный же муж, видя прозорливыми очами своими помышления их, каждому сказал то, о чем он думал, и при этом поведал им, какие из помышлений их благи, и каковые порочны, и отчего эти помыслы пришли к ним на сердце.

Один брат, по имени Исаак решил оставить свой пустыннический подвиг безмолвия и поселился близ города; и так как он, для продажи своего рукоделия, часто входил в этот город, то весьма скоро пал: увязнув в сети одной красавицы еврейки, он оставив иночество, женился на ней и – о, горе! что еще того хуже, – оставил и веру свою и перешел в иудейство. Он стал жить вместе с евреями и хулил Христа, Спасителя нашего, как и иудеи хулят. Жена его была объята такою злобою ко Христу, что часто, открыв рот своему мужу, вырывала зубы его, произнося при этом: “Да не останется между зубами какая-либо часть христианского причащения”.

Но со временем окаянный тот инок все-таки начал понемногу приходить в себя и осознавать свою погибель. Однажды мимо его дома проходили иноки Нитрийской пустыни, и богоотступник все им поведал о себе и стал умолять их, дабы они упросили великого Паисия помолиться Господу о нем. Возвратившись домой, они рассказали обо всем этом блаженному отцу. Старец же воздохнул из глубины сердца и сказал: “Увы мне, возлюбленные чада, как часто мужи из-за женщин лишаются божественной благодати!” Святой Паисий затворился в своей молитвенной келии и, став на молитву, долго взывал ко Господу, пока к нему не явился Сам Господь и не спросил его: “О ком ты вопиешь ко Мне день и ночь? Не об том ли отвергшемся от Меня и теперь перешедшем ко врагам окаянном муже, который некогда был иноком, а теперь стал евреем?” Старец на это ответил Господу: “О нем я молю Твою благость, человеколюбивый Владыка. Призови, добрый Пастырь, заблуждшее овча, призови снова в Твою ограду и будь милостив к нему!” На сию молитву Господь сказал ему: “О, угодник Мой! благочестие твое велико, посему не скорби: просимое дастся тебе”. Сказав сие, Господь возшел на небеса. Спустя немного времени, злая та женщина евреянка, пораженная Божиим гневом, умерла. Исаак же возвратился в пустыню, снова принял прежнюю веру, снова облекся в ангельский образ и подвизался в великих трудах, плача и сокрушаясь о грехах своих, пока не отошел ко Господу.

Среди учеников преподобного Паисия был некий старец, который имел совершенно мирские обычаи и нравы. Когда иноки, для наставления, приходили к преподобному и слушали его богодухновенные слова, слушал с ними и старец тот, но пользы от этого он никакой не получал, ибо сердце его было, как камень, ожесточено; по временам он даже поносил слова святого. По прошествии довольно продолжительного времени, братия отправились к некоему боголюбивому и добродетельному подвижнику, чтобы тот пошел вместе с ними к великому Паисию и рассказал о бесчинном старце. В то время, когда святой наедине упражнялся в богомыслии, ангельский голос стал возвещать ему, что указанный старец производит соблазны и совращает других братий. На сей голос святой Паисий ответил: “Давно я знаю это, но не могу сказать ему что-либо жестокого, дабы он не ушел из пустыни: тогда я буду повинен пред Богом”. Сказав это, он начал молиться о старце том и тотчас же увидел хульного и бесстыдного духа, исходящего из старца. Потом с тем боголюбивым подвижником пришли братия ко отцу, но прежде чем стали рассказывать о бесчинном старце, пришел и он вслед им и, припав к ногам святого отца, стал слезами омывать их, каясь и прося прощения, и обещая исправить свою жизнь. После этого он стал кротким и послушливым и вскоре многих превзошел в добродетели и стал опытным отшельником.

В те же времена и в тех же египетских пустынях просиял в подвигах постничества другой угодник Божий, преподобный Павел, по молитвам которого Господь тоже проявлял великую милость людям. Преподобный Паисий, пожелав однажды посетить его, отправился к нему, и сошлись они, как два Ангела Божии и как два воина Христова. И беседовали они друг с другом словами, исполненными Духа Святого, и вместе наслаждались сладким плодом молчания; в старости своей они ежедневно изобретали новые подвиги, как бы решив вести еще более совершенную жизнь. Так прожив вместе довольно долгое время и наставив друг друга поучениями, преподобный Паисий и блаженный Павел, после любезного о Господе целования, разлучились телом, но не духом. Преподобный Павел остался на прежнем месте, а святой Паисий возвратился в свою келию.

Оба сии святые отцы были чудотворцами, целителями страстей, опытными руководителями в деле спасение душ, о всех молитвенниками, ходатаями о спасении каждого и наставниками, служа при этом добрым примером для всякого человека, ибо иноческие труды священного Павла весьма ублажались, а многочисленные и вышеестественные постнические подвиги блаженного Паисия, совершаемые им втайне, хотя и не все, а только некоторые из них, всем почти были известны. Когда его кто-либо из братий спрашивал: какая из добродетелей есть наивысшая? – святой Пасисий отвечал: та, которая совершается втайне. Также высоко он чтил добродетель – поступать во всем по воле других, но не по своей. Во всей своей добродетельной жизни преподобный определял каждому делу подобающее ему время. У него было время молчать и время говорить, время затвориться в своей келии и время выйти к братиям и беседовать с ними о душеполезном. Итак, в безмолвии, преподобный, путем богомысленного восхождения, приближался Богу, в общении же с братиями искал спасения ближнего. Когда же братия начинали прославлять его за какое-нибудь дело, он оставлял это дело и начинал совершать другой подвиг, дабы все скорее забыли о первом его деянии и подвиг остался неповрежденным.

Воспомянув эти слова и поучение преподобного, – продолжает Иоанн Колов, – я прихожу к концу своего повествования. Достигнув глубокой старости, преподобный отец наш Паисий восприял конец здешних трудов, и Господь призвал его к вечному покою и к небесному блаженству. Тело его с честью было погребено множеством иночествующих, душа же его возлетела к небесной и бессмертной жизни (V в.).

Немного спустя и блаженный Павел в своей отдаленнейшей пустыне отошел от здешнего жития; перейдя к жизни нестареющейся, он вместе со святым Паисием водворился во светлости святых. Честные тела их недолго почивали отдельно одно от другого: по смотрению Божию, скоро и они положены были вместе. Вот каким образом это произошло.

Преподобный отец наш Исидор, постившийся в своей обители, что на горе Пелусийской, услышав о преставлении великого Паисия, сел на корабль и доехал до того места, где погребено было святое тело преподобного отца, чтобы взять его и отвезти в свой монастырь как некое сокрповище. С честью и благоговением вложив мощи святого в ковчег, он внес этот ковчег на корабль свой и отправился в путь с великою радостью. Когда же он плыл недалеко от той пустыни, где почивало честное тело преподобного Павла, корабль, как бы задерживаемый какою-то чудесною силою, вдруг остановился и повернулся к той стране, где находилась пустыня святого Павла. Корабельщики долго трудились, стараясь отплыть с этого места, но ничего не могли сделать. Преподобный же Исидор, уразумев, что эта остановка корабля есть действие Промысла Божия, повелел, чтобы корабельщики оставили корабль плыть, куда он хочет, – и корабль, водимый невидимою рукою, поплыл к тому пустынному берегу, где находилось тело святого Павла, и остановился на мели. На берег же тот из пустыни пришел некий старец, по имени Иеремия. Обращаясь к находившимся на корабле, он сказал: “О, возлюбленные! зачем вы трудитесь столь чрезмерно? Разве вы не видите, что преподобный Паисий призывает любимца своего, преподобного Павла? Он хочет вместе с ним быть перенесенным в вашу страну и на одном месте быть положенным; итак, поспешите пойти, чтобы взять тело его”. Он повел их в далекую пустыню и показал гроб преподобного Павла. Взяв оттуда честные мощи его, они понесли их к мощам святого Паисия, и лишь только вошли на корабль, он тотчас же сам двинулся с своего места и – о чудо! – немедленно же достиг той пристани, что находилась в Пелусии. Тогда преподобный Исидор вынес на сушу честные мощи обоих святых отцов и отнес их с пением псалмов и духовных песней в обитель свою и положил в созданной им церкви. И творились здесь преславные чудеса: обуреваемые нечистыми духами и одержимые иными какими-либо болезнями, лишь только прикасались к честным ковчегам их, как тотчас же получали исцеление по молитвам сих великих угодников Божиих.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 19:50

Православный церковный календарь: