Вторник, 05 Июнь 2012 21:36

Житие Мученика Аскалона

Память 20 мая/2 июня

Когда игемон Арриан направлялся из города Ермополя Великого в город Антиною, то был приведен к нему на пути христианин по имени Аскалон. Игемон его спросил: “Слышал ли ты о царских указах, разосланных по всем странам, которые обязывают христиан приносить жертвы богам?” Святой Аскалон отвечал: “Да, я слышал о тех нечестивых указах, изданных на соблазн многим”. Игемон разгневался: “Как смеешь ты так поносить царей, называя соблазном их священные и спасительные указы?” Святой же смело отвечал на это: “Делай со мною, что хочешь, ибо я не имею тех указов, так как они незаконно издаются не на пользу, но на погибель людям: ибо разве может быть пользы от тех указов, которые призывают к поклонению идолам?” – “Тебе мало поносить царей наших,– возмутился игемон, – ты и богов наших называешь идолами. Клянусь тебе самими богами, что, если ты не поклонишься им и не принесешь им жертв, то будешь предан мукам, приготовленным ослушникам!” Святой же только усмехнулся: “Мне не страшна твоя угроза! Я боюсь только Того, Кто сказал: И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне (Мф. 10:28). Потому надобно бояться Бога, Который может вечно мучить всего человека, а не вас, которые мучите только одно тело, и то не вечно, а на короткое время”. Игемон вновь приказал: “Послушай меня и принеси жертву бессмертным богам; если же не послушаешь, то уже приготовлено и место для мучения, и мучители”. Но святой в ответ изрек: “Увидим, кто из нас явится более сильным: ты ли мучениями убедишь меня, чтобы я назвал идолов богами, или я тебя убежду признать Христа Господа моего истинным Богом и Создателем всего”.

Разгневанный игемон повелел бить мученика, обнажив и повесив его на дереве, и еще строгать его железными орудиями. Святой же во время мучений молчал, не издавая ни единого звука. Через какое-то время игемон обратился к ему: “Не смягчилось ли сердце твое, чтобы принести жертву богам?” Один же ритор, по имени Визамон, стоявший тут же, заметил: “Уже смерть приблизилась к нему, и он впал в умоисступление”. Но тотчас святой бодро ответил: “Я не в умоисступлении, и от Бога, Создателя моего, не отступлю никогда”. Сказал тогда Арриан: “Опять ты ожесточаешься сердцем. Однако место это недостаточно удобно для того, чтобы ты был достойно мучим; отправимся же в город и там ты получишь за свое неповиновение достойные тебя мучения”.

Сказав это, игемон приказал развязать мученика и вести его вместе с собою. На пути близ города протекал Нил. Святой мученик Аскалон был привезен в город Антиной, а игемон, не спеша, шел еще позади. Антинойские граждане, вышедшие навстречу игемону, обступили святого, нагого и в ранах лежащего на земле, на берегу реки (ибо от ран он не мог ни стоять, ни сидеть), и соболезновали ему. Но тут увидели игемона, дошедшего до реки и садящегося в лодку, и приготовились встретить и приветствовать его. А святой мученик, услышав, что игемон переправляется в лодке, собрался с силою, встал с земли и, подняв руки к небу, воззвал к Господу, говоря: “Боже мой, Иисусе Христе, ради Которого я терплю эти муки и ради любви к Которому стою нагим на позор всем! Услышь меня ныне для прославления святого имени Твоего и распростри всемогущую руку Твою: удержи лодку эту, в которой сидит нечестивый судья, посреди реки и не дай ему достигнуть сего берега, пока не исповедает он Тебя единым истинным Богом, Создателем и Владыкой всего, и пред всем народом не прославит Твое Святое имя, Которое он ненавидит”.

Когда святой так помолился, внезапно лодка, в которой сидел игемон, остановилась посреди реки и совершенно не могла сдвинуться с места. Видя это, Арриан удивлялся и, вспомнив слова мученика, обещавшего привести его к признанию Христа Бога, сказал своим слугам: “Как вы думаете, почему ладья остановилась? Не случилось ли это по волшебству того христианина?” Сказав это, игемон приказал привести другую лодку и сел в нее. Та же лодка, из которой игемон вышел, тотчас сошла с своего места, а та, в которую он сел, встала и никак не могла сдвинуться,– хотя и гребцов было много, и паруса были распущены, и ветер был благоприятный.

Игемон видя это, в досаде послал сказать мученику: “Так как ты убоялся мучений, которыми я грозил тебе, то своим колдовством сделал то, что я не могу переплыть реки и войти в город”. Отвечал мученик посланному: “Жив Господь Бог мой, и не сдвинется лодка, в которой находится Арриан, до тех пор, пока не исповедает он имени Господа моего Иисуса Христа, как я и прежде сказал ему”. Посланный же сказал ему: “Если даже и исповедует игемон имя Бога твоего, находясь посреди реки, как ты этого хочешь, то как ты, сидя на берегу, услышишь его голос, ибо река, как видишь, очень широка?” Мученик на это ему ответил: “Пусть напишет он исповедание Господа моего на хартии и пришлет ее ко мне, и в ту же минуту лодка сдвинется с своего места и пристанет к берегу”.

Возвратившись, посланный объявил игемону слова мученика. Игемон же тотчас, взяв хартию, написал собственноручно следующие слова: “Один есть истинный Бог, Коего почитает Аскалон, и нет другого, кроме Него. Он Создатель и Владыка всего”. Написав так, игемон отправил хартию к Аскалону. Мученик же, прочитав написанное, помолился Богу – и тотчас лодка с игемоном двинулась и достигла берега.

Войдя в город, игемон сел на судилищном месте и, когда поставили перед ним мученика, сказал: “Ты всю свою богоненавистную колдовскую силу воздвиг против меня, чтобы удержать на реке, а я на суше явлю над тобой всю силу власти моей”. И тотчас повелел обнажить мученика, повесить его на дереве и жечь ребра и живот его, пока не растопится все тело. Святой же, опаляемый, молчал.

И сказал ему Арриан: “Как вижу, ты уже умер, Аскалон”. Отвечал святой: “Если я и умру, тем не менее опять буду жить”. И сказал игемон своим слугам: “Только утруждаем себя, муча его; я вижу, он скорее умрет, нежели отступит от своей веры. Однако мы сделаем еще, что можем”.

Игемон приказал привязать к ногам Аскалона большой камень и велел бросить святого в глубину реки. Воины, взяв святого, повели его к реке. И шло вслед за ним много народа, среди которого было немало христиан, пришедших видеть кончину мученика. Христиане, захватив с собою хлеба, умоляли святого вкусить от него. Он же не хотел, говоря: “Не буду вкушать ничего из этой тленной пищи сего мира, ибо приготовился идти и принять то, что не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило на сердце человеку (1 Кор. 2:9). Старайтесь же и вы, братия, получить блага, уготованные святым Божиим”.

Когда святой говорил так, воины посадили его в лодку и, отплыв от берега, начали привязывать к ногам его большой камень. А он, обратившись к стоявшим на берегу христианам, сказал: “Дети мои, не пренебрегите моим погребением, однако сегодня и на следующий день не ищите тела моего; на третий же день придите в северную часть города и там найдете тело мое с привязанным камнем на берегу; похороните меня вместе с тем камнем”. И все случилось по пророчеству мученика Аскалона, пострадавшего за Христа около 287 года.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 19:40

Православный церковный календарь: