Понедельник, 30 Апрель 2012 19:23

Житие Преподобного Феодора Освященного, ученика Пахомиева

Память 16/29 мая

Преп. Феодор Освященный. Грачаница. Ок. 1318Преп. Феодор Освященный. Грачаница. Ок. 1318

Преподобный Феодор родился около 316 года. Он был сын богатых и знатных родителей и более всех детей был любим матерью за свой ум и благочестие. Однажды в праздник Богоявления юный Феодор, увидав торжественную обстановку дома и роскошной стол, пришел в сильное смущение и сказал себе: «Если ты будешь есть эти кушанья, то Бог не дарует тебе благ будущей жизни». Мальчик ушел в уединенное место, встал на колени и со слезами начал молиться Спасителю. Когда же мать его позвала обедать, прибавляя, что, если он не станет есть, то и никто не сядет за стол, то Феодор решительно отказался от праздничной пищи. Он еще некоторое время жил в доме родителей, предаваясь посту, молитве и плачу, от которого у юного Феодора стали болеть глаза. В это время он продолжал ходить в школу. Но в конце этого года Феодор решил покинуть дом и всецело предаться богообщению.

Недалеко от его селения был монастырь. Здесь каждой брат жил отдельно от других, в своей келии. Феодор явился сюда и стал жить отшельником. Его скоро все полюбили за ум, благочестие и скромность. В обители было обыкновение каждым вечером после трапезы собираться вместе для духовной беседы. Однажды во время одной из таких бесед один инок, посетивший недавно Пахомиев монастырь, с восторгом стал рассказывал о порядках Тавеннского общежития, о том, с какой любовью его там встретили, а более всего о самом Пахомии Великом, основателе обители. Феодор воспламенился желанием увидеть великого авву. Оставшись один, он с великим жаром стал молиться, чтобы Господь удостоил его увидеть Пахомия. Феодор надеялся при посредстве Пахомия лучше познать Бога и Его святую волю. Вскоре он столь тяжко заболел, что родителям пришлось забрать его домой в беспамятном состоянии. Однако, очнувшись, Феодор вернулся в монастырь.

Прошло еще четыре месяца, и преподобный не прекращал своей молитвы о свидании с Пахомием. В это время в монастырь, где жил Феодор, пришел инок из Тавенниси. Феодор стал проситься уехать с ним, но тот не решился взять с собой отрока. Когда же он потом с некоторыми иноками сел в лодку, чтобы отправиться назад, в Пахомиев монастырь, Феодор тайно пошел вслед за ними.

Достигнув Тавеннской обители, Феодор возблагодарил Господа за исполнение своего желания и в радости целовал ее стены. Ему было только 14 лет. Он остался в монастыре, готовый исполнять все правила иноческой жизни и полностью подчиняться воле своих руководителей. Шел уже пятый год со дня основания Пахомиева общежития. По рассказу епископа Аммона, приход Феодора в Тавенниси был предсказан самим Пахомием. Поселившись в Тавеннском монастыре, Феодор стал проявлять величайшую ревность об угождении Богу. Поучение и частные беседы Пахомия указывали ему верный путь к достижению иноческого совершенства, а весь строй жизни в общежитии не давал ослабеть его ревности.

Однажды в беседе с братиями преподобный Пахомий высказал такую мысль: “Если бы человек владел истинным ведением, то он не согрешил бы ни против Бога, ни против своего ближнего”. Душа Феодора воспламенилась желанием приобрести это истинное ведение. Феодор даже часто плакал о том, что он далек от истинного ведения. Пахомий же в глубине души радовался этим слезам юноши.

Однажды ночью он призвал Феодора, когда ярко светила луна. Обращая мысль юноши от этого чудного неба с его светилами к невидимому Творцу всяческих, авва Пахомий сказал Феодору: “Бойся Его во все дни твоей жизни; знай, что именно Он сотворил нас со всеми творениями, и что мы в Его руке. Когда ты будешь иметь страх Божий и думать, что Бот видит тебя в каждое мгновение, смотри, не согрешай против Него, и таким образом тебе будет послана от Него верная помощь. Воздавай Ему славу каждый день”.

Пахомий своими беседами, особенно близким общением с Феодором, приготовлял его к будущему служению монахам уже в качестве их руководителя в духовной жизни и особое внимание обращал на пользу безмолвия и непрестанной молитвы, привлекающих благодать Божию.

Однажды Феодор встретил одного брата с ковром на плечах, возвращавшегося с какого-то монастырского послушания. Феодор спросил его, откуда он идет. Пахомий услышал этот вопрос. Подозвав к себе Феодора, он сказал ему: “Феодор, смотри, будь господином своего сердца в каждое мгновение. Не спрашивай у брата: откуда ты идешь? Это может войти в привычку. Что за надобность так говорить? Ведь это слово не служит ни для утешения, ни для спасения”. Феодор часто вспоминал это наставление своего учителя, придавая ему большое значение: он знал, что верность в малом ведет к верности и в большом.

Как-то Феодор стал жаловаться Пахомию на то, что у него сильно болит голова. Пахомий же сказал, что верующий человек не должен никому говорить о своих телесных недугах, кроме тех случаев, когда болезни нельзя скрыть от других. Вольные и невольные страдания составляют как бы мученичество. Нужно умерщвлять свое тело из любви к Богу. С тех пор Феодор стал уже скрывать от людей головную боль. Ему пришлось еще 20 лет выносить ее, но уже никто не слышал от него жалобы. Феодора посещали и другие болезни, но он все переносил молча и благодушно.

И вообще никто из иноков не умерщвлял себя так, как Феодор, которой тщательно скрывал свои подвиги от людей. Ежедневно он вкушал пищу только поздно вечером, а иногда постился по два дня сряду, вкушая пищу лишь к концу второго дня. Иногда он принимал пищу, но не употреблял воды по два дня сряду. Вареную пищу он вкушал только в случае болезни. От употребления приятных на вкус плодов он вообще удерживался. Ночи он любил проводить в бодрствовании. Преподобный Феодор в короткое время успел стяжать много плодов духовных.

Святой всею душою привязался к своему великому старцу преподобному Пахомию и к своим сподвижникам инокам, но совсем был чужд пристрастия к родным по плоти. Шел уже десятый год с того дня, как он пришел в Тавенниси. Как-то раз его мать, давно желавшая видеть сына, пришла сюда с письмом от епископа области Эсне. Святитель просил Пахомия разрешить этой женщине свидание с ее сыном. Прочитав письмо епископа, Пахомий велел Феодору пойти на свидание с матерью. Но Феодор сказал святому Пахомию: “Скажи мне, если я пойду к матери, то не окажусь ли я согрешившим пред Господом, не повиновавшись заповеди: Кто любит отца или мать более, нежели Меня... (Матф. 10:37)?” Тогда некоторые из братий, желая доставить хотя малое утешение матери Феодора, придумали общую работу для монахов вне монастыря. На эту работу отправился и Феодор. Мать была утешена тем, что хотя издали увидела между монахами своего сына подвижника. Позже она оставила мир и поселилась в обители, основанной сестрой святого Пахомия Великого.

Однажды, когда Феодор был вне монастыря на каком-то послушании, явился в монастырь родной брат его Пафнутий. Он изъявил желание сделаться монахом, но с тем условием, чтобы ему быть вместе с Феодором. Когда Феодор возвратился в обитель, ему передали слова брата. Но ревностному монаху казалось нехорошим, что брат его хочет быть монахом как будто только ради него. Поэтому он не пожелал и видеть брата. Однако Пахомий убедил его не отказывать брату в свидании, указав, что иноки во всяком случае должны относиться к подобным людям с полным терпением, ожидая, что и они познают наконец путь Божий и оставят свое плотское мудрование. Когда же Феодор согласился с этим, преподобный Пахомий повелел ему быть руководителем брата в жизни монашеской, пока он сам не приобретет истинного понимания обязанностей инока.

Находясь под непосредственным руководством святого Пахомия и с ревностью исполняя все его наставления, Феодор скоро сделался образцом для подражания всем инокам. Преподобной Пахомий даже посылал к нему многих иноков за наставлением и утешением. Своим мудрым, полным любви словом святой Феодор успевал утешать и успокаивать многих. Один инок не мог снести строгих замечаний святого Пахомия и готов был даже покинуть братство. Только святой Феодор нашел способ успокоить его.

Преп. Феодор Освященный. Русь. XVIIПреп. Феодор Освященный. Русь. XVII

Вот еще случай, свидетельствующий о той предусмотрительной любви к братиям, какая отличала и Пахомия, и Феодора. Один молодой монах пожелал непременно отправиться на свидание с родителями. Пахомий очень опасался, что он уже не возвратится в монастырь. Поэтому мудрый авва в спутники дал ему Феодора, дав при этом и наказ: “Соглашайся с ним во всем, чтобы он возвратился сюда с тобою”.

Родители молодого инока с любовью встретили сына и его спутника. В особой комнате подали им пищу, разрешенную монашескими обычаями. Молодой инок просил есть и Феодора. Тот сначала отказывался. Но брат сказал, что, если Феодор не будет с ним есть, то он уже не возвратится в монастырь. Феодор вспомнил заповедь Пахомия и немного съел. Но исполняя таким образом последнюю заповедь Пахомия, Феодор хорошо помнил и одну из первых, очень важную. Авва некогда говорил ему, что он сам во время своей монашеской жизни не позволял никому из мирян видеть, как он ест. Следовательно, монаху, по мысли преподобного Пахомия, нельзя вкушать пищу в мирском доме, кроме случая крайней необходимости. Это долго вызывало в душе Феодора раскаяние, и он молил Бога простить ему грех, допущенный ради того, чтобы молодому монаху не дать возможности совсем остаться в мире. Так был строг к себе преподобный Феодор.

Об этом говорит еще случай. Один брат ел много порея. Думая, что молодому монаху не полезно есть много порея, потому что он укрепляет тело, Феодор кротко оговорил его. Потом Феодор стал размышлять о том, хорошо ли он поступил: может быть, монах сам исправился бы. Однако слова Феодора очень сильно подействовали на молодого инока. Он уже до самой смерти, в продолжение 29 лет, совсем не употреблял порея. Узнав о воздержании этого инока, Феодор и сам уже до самой смерти не ел порея, чтобы не оказаться пред Господом виновным в нарушении того правила, какое наложил на другого.

Нелегко было святому Пахомию управлять многочисленным братством, рассеянным по девяти, основанным им, монастырям. “Житие” Пахомия передает, что он имел откровение Свыше, утвердившее его в решении сделать своим помощником преподобного Феодора.

Не обошлось и без искушений. Святой Пахомий однажды поручил Феодору сказать братиям поучение в день воскресный. Сам Пахомий с глубоким вниманием слушал одушевленную речь своего ученика, заняв место в ряду всех монахов. Но некоторым из иноков не понравилось, что Феодор, совсем молодой инок, учил их вместо Пахомия. Они даже оставили собрание. Пахомий же уверил их, что они не получат милости от Бога, если не принесут искреннего покаяния. Конечно многих вразумила строгая речь старца и вдохновил его совет изгонять из сердца зависть и гордость. Однако были и такие иноки, которые после обличения старца еще сильнее возненавидели Феодора. Сам же Феодор не только не питал к ним вражды, но всегда обращался с ними с особенным вниманием и любовью.

Вскоре святой Пахомий поставил Феодора строителем в Тавенниси, а сам поселился в другом монастыре. Он надеялся, что Феодор будет управлять в его духе, и что от его мудрых бесед и назидательного примера будет большая польза для монахов.

Какой духовной высоты достиг в это время Феодор, видно из свидетельства опытного и ревностного аввы Корнилия, одного из первых учеников Пахомиевых. Корнилий, смотревший на преподобного Пахомия, как на Ангела во плоти, видел в Феодоре лучшего из учеников Пахомиевых и говорил, что он желал бы в будущей жизни занять место именно после Феодора.

Сделавшись начальником в Тавеннском монастыре, святой Феодор часто ходил просить себе советов у аввы Пахомия или послушать его общие поучения. Возвратившись к своим инокам, он передавал им слышанное от Пахомия. Авва Пахомий имел обыкновение по окончании поучения заставлять монахов повторять сказанное. И святой Феодор усвоил это.

Пахомий также иногда ходил в Тавенниси и здесь беседовал о спасении души. Феодор дорожил этими посещениями и слагал в сердце своем уроки от жизни или от слова великого старца. Пахомий же тщательно следил за всеми действиями Феодора, чтобы благовременно подавать ему добрый совет.

Когда святой Феодор, совершенствуясь более и более, наконец достиг высокой степени чистоты сердца и мудрости духовной, преподобный Пахомий вызвал его из Тавенниси к себе в Певоу, желая, чтобы Феодор разделял с ним труды управления всеми монастырями. Пахомий стал давать Феодору очень важные поручения: посылал вместо себя для наблюдения за духовным состоянием братий, для врачевания их духа. Также Феодор имел право во всех монастырях распоряжаться приемом иноков и изгнанием из обители тех, кто, будучи неисправим, своим поведением производил в братстве соблазн. Объясняя Священное Писание, Пахомий сажал Феодора рядом с собой. Феодор стал еще чаще прежнего проповедовать вместо Пахомия. Слово его оказывало благотворное действие на слушателей. Та любовь, какую Феодор, по свидетельству древнего жизнеописателя, имел не только к каждому монаху, но и ко всякому человеку, давала ему возможность и проникать в духовные нужды братий, и помогать им мудрым и теплым словом. Пахомий со своей стороны был для него опытным советником и строгим обличителем: он желал, чтобы Феодор совершенствовался более и более, чтобы сделался всецело чистым по духу и не смог уже потерять этой чистоты.

По смерти преподобного Пахомия и его преемника аввы Петрония, жившего недолго после Пахомия, святой Феодор был мудрым руководителем на пути ко спасению для всех монастырей Тавеннских, частью помогая в управлении ими авве Орсисию, частью же вместо него управляя монастырями, хотя и в полном единении с ним, как бы в качестве его соправителя. И жизнью, и словом великую пользу приносил он инокам, а также прославился еще чудесами своими и прозорливостью. За его подвиги и мудрость к нему с особенным уважением относился святитель Афанасий Великий, архиепископ Александрийский, которого святой Феодор с великими почестями принимал в обители и скрывал у себя во времена гонений на святителя.

Скончался преподобный Феодор в 368 году, лет двадцать спустя после смерти преподобного Пахомия, на 53-м году своей жизни. Иноки с аввою Орсисием во главе долго оплакивали его.

Их скорбь искренне разделял и святой Афанасий Великий, приславший им большое послание, в котором красноречиво говорил о добродетелях и подвигах аввы Феодора. В утешение инокам святитель Александрийский писал: “...теперь, возлюбленные и желаннейшие братия, не плачьте о Феодоре, потому что не умре, но спит (Матф. 9:24). Никто, воспоминая о нем, да не проливает слез, но да соревнует каждый жизни его, ибо не должно печалиться об отшедшем в беспечальное место”.

Освященным же преподобный Феодор был назван потому, что был первым в Тавеннисийской обители рукоположен святым Пахомием в иерея.

Сказание святителя Афанасия Великого об аввах Феодоре и Паммоне
(Аммону, епископу Елеархии, и Ермону, епископу Вумастик)

В эти времена видел я великих Божиих человеков – Феодора, начальника монахов тавеннисиотских, и отца монахов антинойских авву Паммона, которые недавно почили. Поскольку я был гоним Юлианом и ждал, что буду умерщвлен им, о чем извещали меня искренние друзья, то однажды пришли они ко мне в Антиной, и, по их общему совету скрыться мне у Феодора, вступил я на его закрытое со всех сторон судно, в сопровождении аввы Паммона. Ветер был встречный, и я, болезнуя сердцем, молился. Феодоровы монахи, сойдя с корабля, тянули его волоком. Авва Аммон утешал меня, я же отвечал: “Поверь мне, что сердце мое исполнено твердой веры не столько во время мира, сколько во время гонений. У меня нет сомнений, что, страдая за Христа и укрепляемый Им, если и буду я умерщвлен, то тем паче обрету у Него милость”. Не успел я это выговорить, как Феодор, устремив взор на авву Паммона, улыбнулся. Поскольку и авва Паммон почти смеялся, я спросил их: “Почему вы смеетесь моим словам? Неужели осуждаете меня в боязни?” Но Феодор сказал авве Паммону: “Объясни ему, почему мы улыбнулись”. И поскольку авва Паммон отвечал: “Ты сам должен это сделать”, то Феодор продолжал: “В сей самый час умерщвлен в Персии Юлиан. Ибо так предрек о нем Бог: презорливый и обидливый муж и величавый ничесоже скончает (Авв. 2, 5). Восстанет же царь христианин, который будет славен, но недолговечен. Поэтому тебе не нужно утруждаться и уходить в Фиваиду, но лучше тайно вступить в свиту – потому что, встретившись с ней на пути и искренне принятый ею, ты возвратишься в Церковь. И Юлиан скоро поят будет Богом”. Так и сбылось. Посему думаю, что многие благоугождающие Богу в монашестве по большей части остаются в сокровенности, ибо их не знают люди; таковыми были и блаженный Амун, и святый Феодор на горе Нитрийской, и раб Божий маститый старец Паммон.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 19:28

Православный церковный календарь: