Понедельник, 23 Апрель 2012 16:01

Житие Мучеников Хрисанфа и Дарии

Память 19 марта/1 апреля

Мучение Хрисанфа и Дарии.Константинополь. 985Мучение Хрисанфа и Дарии.Константинополь. 985

Некто Полемий, муж знатного происхождения, вместе с сыном своим Хрисанфом переселился из Александрии в Рим, где был удостоен сенаторского сана. Желая дать образование Хрисанфу, Полемий отдал его в философскую школу. Хрисанф же, с ревностью изучая различные науки, случайно нашел книги Нового Завета. Внимательно прочитывая и углубляясь в их смысл, Хрисанф, понимая, что нашел истинное сокровище, стал искать, кто бы научил его Божественному Писанию. Вскоре он узнал об ученом пресвитере Карпофоре и стал ходить к нему в тайное убежище. Уже в несколько месяцев Хрисанф постиг тайны Божественного Писания и затем принял от Карпофора святое крещение и по истечении семи дней сам стал открыто проповедовать в народе Христа Сына Божия.

Услыхав об этом, некоторые из знатных родственников Хрисанфа предупредили его отца. Разгневавшись, Полемий затворил сына в темнице, только вечером выдавая ему небольшое количество пищи. Блаженный же Хрисанф считал для себя ту темницу и голод не наказанием, но обучением в посте, безмолвии и смирении христианского жития и радовался своему тесному жилищу более, чем светлым палатам. Тогда Полемию дали совет увлечь сына разгульной жизнью. Избрав из своих рабынь самых красивых девиц и разодев их, Полемий затворил их в богатой палате с своим сыном и приказал подавать туда в изобилии всякую снедь и наилучшее вино. Юноша же Хрисанф и здесь оставался неуловляем. Когда ему было необходимо подкрепить себя сном, он ложился на земле, а соблазнительные слова девиц считал как бы стрелами и щитом веры и глубокой молитвы отражал их от себя. После этого скучающие и отвергнутые девицы впали в такой глубокий сон во время его молитв, что не могли не сами проснуться, ни быть разбужены кем либо, пока не были вынесены из той палаты. Когда об этом рассказали Полемию, отцу Хрисанфа, то он стал рыдать о нем, как о мертвом. Тогда некоторые из друзей посоветовали Полемию женить сына на образованной и умной девице. При этом они указали на служащую при храме богини Афины отроковицу, по имени Дария, очень красивую лицом и изучившую книжную мудрость. Послушавшись этого совета, Полемий упросил своих родственников пойти к той девице и, рассказав ей об отроке Хрисанфе, уговорить ее прельстить его к брачному сожительству с собою и отвратить от христианства. Девица та согласилась.

Дарью с честью привели в дом Полемия, и она принялась уловлять целомудренного юношу. Воин же Христов Хрисанф, вздохнув глубоко от сердца к Богу и Святого Духа призвав в помощь себе, сказал ей, что зря она так оделась и украсилась ради простого смертного, что ей больше подобает заботиться, чтобы у бессмертного Царя, Сына Божия, снискать любовь, и тогда Сам Христос станет ей Женихом, Ангелы будут друзьями, апостолы – приятелями, мученики – ближними. А Христос приготовит на небе нетленной чертог и даст райское вечное веселие, юность сделает бессмертной и назначит приданое в книгах вечной жизни.

Слыша такие слова святого юноши, Дария умилилась и сказала: “Не плотская какая-либо похоть привела меня к тебе сюда в этом богатом наряде, но любовь к тебе и слезы и просьбы родителя твоего”.

Беседуя с девой, святой Хрисанф стал учить ее, что изваянные языческие кумиры не могут быть богами, так как не имеют святости и праведности: “Какую имеет святость Крон, который поедал своих же детей, как о том писали его почитатели? Или что ты найдешь достойного в Зевсе, гонителе своего отца, губителе своих детей, прелюбодее, бывшем мужем своей сестры, мучителем царства, изобретателем волшебства, посредником смертей и виновником в стольких беззакониях и сквернах. И в Эрмее вашем что находишь божественного, если голова его подобна крылатому чудовищу и он посредством волшебства находил скрытое в земле золото, колдовством же и жезлом волшебным обезвреживал яд змииный при помощи бесов, которым он ежедневно приносил в жертву кабана или петуха. Какая же была святость и в Геркулесе, которой утомился, убивая своих соседей и сам же ввергся в огонь и сгорел вместе с палкой, которую носил, и с кожею? Что доброго найдешь и в Аполлоне или в тайных жертвоприношениях Бахуса, в пьянствах и невоздержании? Итак, если ваши боги презренны и суетны, то тем более достойны презрения те, кто почитает их за богов”.

Долго так беседовали они, и Хрисанф, своими “златыми воистину совесы” убедил Дарию отойти от языческого идолопоклонства, какой бы хитрословесной философией оно не прикрывалось, и начать почитать не стихии и идолов, а Единого Бога Творца, все создавшего, устроившего и подавшего для жизни. И благоразумная Дария уверовала в Господа Иисуса Христа. С этой минуты они оба решили жить в безбрачии, под видом супружества, сохраняя в непорочности свое девство и пребывая в страхе Господнем.

Мч. Хрисанф и Дария. Русь.XVIIМч. Хрисанф и Дария. Русь.XVII

Полемий же, отец Хрисанфа, был очень рад женитьбе сына, так как не знал сохраняемой между новобрачными тайны. Он предоставил сыну в его владение все имущество как своему единственному наследнику, а в скором времени умер.

Когда, таким образом, Хрисанф стал вполне свободен в своей жизни, то он крестил свою супругу, и она вскоре изучила все книги христианские и стала святою по своей жизни и совершенной рабой и невестой Христовой. И не только о своем спасении заботились Хрисанф и Дария, но и о спасении других, ибо он обращал ко Христу многих мужей, и увещевал юношей к провождению девственного жития, а она уневестила Христу множество жен и дев. И живя каждый в особо устроенных наподобие монастырей домах, они имели свое собрание девственников.

Но по прошествии нескольких лет, когда собрание Хрисанфа и Дарии весьма увеличились в Риме, из-за этого поднялся мятеж и волнение в городе. Народ, придя к епарху Келерину, стать поносить святых Хрисанфа и Дарию. Мужья кричали: “Мы потеряли жен наших!” А юноши взывали: “Мы потеряли из-за Дарии обрученных нам невест!” Также и жены кричали: “Мы лишились наших мужей! Как будет продолжаться род, если все станут девственниками!”

Тогда епарх повелел взять святых и предать их различным мучениям, если они не принесут богам жертвы. Хрисанфа он отдал некоему трибуну по имени Клавдий, а трибун передал его своим воинам. Воины, взяв Хрисанфа, стали связывать его крепкими воловьими жилами и затянули их так сильно, что они вонзались в кости мученика. Однако узы эти вдруг мгновенно разорвались. Так и не сумев связать Хрисанфа, воины, ругаясь и издеваясь, посадили его в смрадную пещеру, наложив оковы и заковав в железные цепи. Но оковы те, как прах, рассыпались, смрад от поливаемых на Хрисанфа нечистот внезапно превратился в благовоние.

Тогда воины сырой кожей, содранной с теленка, обернули мученика по голому телу и поставили его на солнечный зной; но и от этого мучения святой не испытал никакого вреда. После этого его снова заковали в железные вериги и ввергли в темницу, но и вериги те сломались, а в темнице воссиял свет, как бы от многих горящих свечей. Обо всем происшедшем воины рассказали своему трибуну Клавдию. Тот пришел к темнице и, увидев там свет, повелел привести к себе святого мученика Хрисанфа и стал улещевать его принести жертвы идолам. Но святой Хрисанф начал безбоязненно обличать изваянных языческих богов, которые ничего внутри себя не имеют, кроме праха, персти и олова.

Тогда Клавдий повелел привязать мученика к дереву и бить его суковатой палкой; но в руках бивших мученика палки были тверды и тяжелы, а на теле святого мягки, как прутья. Видя это, трибун повелел прекратить бить Хрисанфа и, отвязав от дерева, надел на него одежды и, обратившись к воинам, сказал: “Поистине, здесь действует не человеческая какая-либо волшебная хитрость, но Сама Божественная сила. Припадем все к ногам сего человека Божия, и испросим прощение во всех злобах и мучениях, нанесенных ему нами”. Сказав это, Клавдий со всеми воинами припал к ногам святого Хрисанфа и сказал: “Поистине мы познали, что твой Бог есть истинной Бог; посему мы умоляем тебя, чтобы ты обратил нас к Нему и сделал нас рабами Его”.

Долго затем святой Хрисанф беседовал с ними об истинном Боге; после этой беседы трибун Клавдий и жена его Илария и два сына его Иасон и Мавр уверовали в Бога; уверовали также и все сродники, друзья и весь дом их; уверовали и все воины со всеми домашними своими, и все вместе приняли святое крещение. И все они поучались непрестанно у Хрисанфа, слушая усердно его речи о Господе Иисусе Христе и все за Него желали пострадать.

В то время в Риме царствовал Нумериан. Когда до него дошел слух об обращении ко Христу трибуна Клавдия и его крещении со всем своим семейством и с воинами, то он повелел утопить Клавдия в море, привязав ему на шею камень; а всех воинов и обоих сыновей его повелел усечь мечом. На месте кончины святых Христовых мучеников находилась заброшенная пещера, где прежде погребали умерших. Очистив ее, христиане взяли ночью тела святых мучеников и положили в той пещере. К мощам святых мучеников часто приходила жена Клавдиева Илария и молилась на месте усечения своих сыновей, и однажды она была захвачена там язычниками, которые повлекли ее на истязание. Она же упросила их позволить ей закончить молитву и стала взывать: “Владыка, Господи Иисусе Христе, Которого я исповедую от всего сердца моего! Всели меня вместе с сыновьями моими!” С этими словами она предала дух свой Богу. Воины, взявшие Иларию, видя, что она умерла, умилились сердцем и оставив около нее двух ее рабынь, ушли. Рабыни же погребли ее с честью при той пещере.

Святых же Хрисанфа и Дарию Нумериан царь повелел предать различным, мукам. И вот Хрисанфа заключили в оковы и бросили в глубокую яму, куда стекали все нечистоты из города, а Дарию отвели в блудилище. Бог же помогал обоим мученикам, являя в них Свою всемогущественную силу. Хрисанфу в его мрачной и смрадной темнице воссиял свет небесный и вместо смрада было благоухание великое; а к святой Дарии послан был лев, который стал стеречь ее. Граждане, не зная об этом, послали некоего бесстыдного юношу к Дарии с тем, чтобы он осквернил ее. Когда же он вошел в комнату к святой, то его тотчас же схватил лев и, повалив, стал топтать ногами и, глядя на святую, как разумный раб, он словно ждал повеление госпожи своей. Святая же Дария, поняв это, сказала льву: “Заклинаю тебя Сыном Божиим, оставь сего юношу, чтобы он мог услышать от меня слово Божие”. Лев, оставив юношу, вышел вон и лег при дверях, не допуская никого к комнате святой. А мученица отпустила того юношу. И пошел он по всему городу, громко взывая: “Знайте, все римляне, что Дария – богиня!” И вот к дому Дарии прибежали гладиаторы и хотели вывести льва из ее комнаты. Лев же, укрепляемый Богом, схватывая каждого из них, ударял о землю и, уложив их всех около святой Дарии, сторожил около ее ног, не убивая их и не принося им никакого вреда, но ждал повеления Дарии. И сказала святая им: “Если вы уверуете во Христа, то можете уйти отсюда безо всякого вреда; если же не уверуете, то пусть избавят вас от смерти ваши боги”. Они же все единогласно воскликнули: “Кто не верует, что Христос есть истинной Бог, тот да не войдет живым отсюда!” Когда они так воззвали, то Дария повелела льву отпустить их. И они, выйдя оттуда, громким голосом взывали: “Веруйте, народы римские, что нет иного бога, кроме Христа, проповедуемого Дарией!”

Мч. Хрисанф. Кипр. 1992Мч. Хрисанф. Кипр. 1992

Когда узнал об этом епарх Келерин, то велел развести сильный огонь у дверей того дома, где находилась Дария со львом, и сжечь их. Увидя это, лев от страха поднял сильный рев. Святая же сказала ему: “Не бойся: ты не будешь ни сожжен, ни взят кем-либо, ни убит, но умрешь своею смертью в известное время; посему выйди отсюда без всякого страха и иди в пустыню. Тот, Которого ты почтил во мне, защитит тебя”. И лев, наклонив голову, вышел и пройдя чрез весь город, никого не тронул, но убежал в пустыню; все же избавившиеся ото льва приняли святое крещение.

Когда обо всем этом возвестили царю Нумериану, он повелел Хрисанфа и Дарию предать лютым мучениям. Хрисанфа повесили на дереве и принесли зажженные свечи, чтобы опалять его тело, но тотчас же и дерево сломалось, и веревки оборвались, и свечи потухли. Кто же хотел прикоснуться к святой Дарии, у тех тотчас корчились руки, все их тело терзалось и они кричали от сильной боли. Видя это, епарх устрашился и поспешил возвестить обо всем этом царю. Тот же, приписав эти чудеса не силе Божией, но волшебной хитрости, повелел обоих мучеников вывести за город и на дороге, называемой “Саларие”, выкопать глубокий ров, ввергнуть туда их живыми и засыпать камнями и землей. Туда и были приведены святые мученики Хрисанф и Дария. Святые с пением и молитвой сошли в ров и приняли вместе мученическую кончину. Происходило это в 283 году. (Некоторыми же указывается 256 год, время царствования императора Валериана.)

Однажды на месте кончины святых мучеников Хрисанфа и Дарии, после того как там совершились разные чудеса и исцеления, христиане, собравшись в близ расположенной пещере, праздновали день их памяти и причащались Божественных Таин. Об этом узнал мучитель и повелел завалить землею вход в ту пещеру, где и скончались мученически множество христиан, между которыми были Диодор пресвитер и Мариан диакон и многие клирики, – нет возможности перечислить имена всех скончавшихся там, ибо их весьма много.

Обо всем этом я, Уарин, и Армений, братья написали по повелению святейшего папы Римского Стефана и послали во все города, чтобы знали все, что святые Хрисанф и Дария в Небесном Царстве приняли мученические венцы от Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава и держава ныне и всегда и во все веки.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 19:23
Другие материалы в этой категории: Житие Прп. Иоанна Прозорливого, Египетского »

Православный церковный календарь: