Понедельник, 23 Апрель 2012 15:04

Житие Прп. Марка Афинского, Фраческого

Память 5/18 апреля

Преп. Марк Афинский, Фраческий. Македония. XIVПреп. Марк Афинский, Фраческий. Македония. XIV

Родом из Афин, святой Марк, по смерти своих родителей удалился в пустыню и поселился у подножия Фраческой горы. Целых 95 лет проходил преподобный тесный путь пустынножительства. Много он страдал от холода и зноя и питался только растениями. Господу он служил в полном уединении, не видя ни человека, ни зверя. За многолетнюю святую жизнь он был удостоин даром чудотворений. В последний день его жизни к нему пришел по откровению свыше старец Серапион, ставший свидетелем блаженной кончины 130-летнего отшельника (около 400 г.).

Рассказ аввы Серапиона

Во время моего пребывания во внутренней Египетской (Скитской) пустыне, я отправился как-то к великому старцу Иоанну и, получив от него благословение, сел отдохнуть, устав от дороги. Задремав, я имел видение: мне представилось двое каких-то отшельников, пришедших к старцу и получивших от него благословение. Между собою они говорили: “Вот авва Серапион; примем от него благословение”. Авва Иоанн на это заметил им: “Он только что сегодня пришел из пустыни и весьма устал: дайте ему немного отдохнуть”. Отшельники же сказали относительно меня старцу: “Вот сколько уже времени подвизается Серапион в пустыне, а не идет к отцу Марку, подвизающемуся на горе Фраческой, находящейся в Эфиопии. Сему Марку нет равного между всеми пустынниками и постниками. Он имеет 130 лет от роду, и прошло уже 95 лет с тех пор, как он начал подвизаться в пустыне. Во все время он не видал ни одного человека. Незадолго пред этим были у него некоторые из святых, сопричастных свету жизни вечной, которые и обещали принять его к себе”.

В то время, как они говорили эти слова отцу Иоанну, я пробудился от дремоты и, не увидев никого у старца, сообщил ему о своем видении. “Это видение, – сказал мне старец, – есть некое божественное; но где же находится Фракийская гора?” – “Помолись за меня, отче!” – сказал я старцу.

По совершении молитвы я простился со старцем и пошел в Александрию, которая отстояла отсюда на расстоянии 20 дней пути; я же прошел сей путь в течение 5 дней, почти не отдыхая ни днем, ни ночью, опаляемый зноем солнечным, сжигавшим даже пыль на земле. Войдя в Александрию, я спросил одного купца: “Далеко ли еще идти до Фраческой горы, находящейся в Эфиопии?” Купец отвечал мне: “Да, еще очень далеко до этого места. Двадцать дней надо идти до пределов эфиоплян, народа хеттейского; гора же, про которую ты спрашиваешь, отстоит еще дальше отсюда”. Я снова спросил его: “Сколько приблизительно нужно захватить на путь этот пищи и питья, ибо я желаю отправиться туда?” – “Если твое путешествие, – отвечал купец, – будет совершаться по морю, то ты недолго пробудешь в дороге; но если ты отправишься сухим путем, то будешь находиться в дороге 30 дней”.

Выслушав это, я взял воды в тыкву и немного фиников и, возложив упование на Бога, отправился в путь, и шел по пустыне сей в течение 20-ти дней. Во время пути я никого не встретил, ни зверя, ни птицы. Пустыня эта почти не имеет растений, потому что там не бывает никогда ни дождя, ни росы, а посему в этой пустыне не находится ничего съедобного. После 20-ти дней путешествия у меня вышла вода, вышли также и финики; я сильно утомился и не мог идти далее, но не мог и возвратиться обратно, и лег от усталости на землю. И вот мне явились те два отшельника, которых я впервые узрел в видении у великого старца Иоанна. Став предо мною, они сказали: “Встань и иди с нами!” Поднявшись на ноги, я увидал одного из них приникшим к земле, обратившимся ко мне и спрашивающим: “Желаешь ли ты подкрепиться?” – “Как ты соизволишь, отец”, – сказал я. Вслед за тем он показал мне корень одного от пустынных растений и сказал: “Вкуси от сего корня и силою Господнею продолжай путешествие!” Я немного поел и сразу возрадовался душою, и почувствовал подкрепление своим силам, и стал настолько бодрым, что мне показалось, будто я вовсе не уставал. Затем они показали мне тропинку, по которой я должен был идти к святому Марку, и отошли от меня.

Продолжая путь, я подходил к высокой горе, которая, казалось, достигала неба. На ней совершенно ничего не было, кроме пыли и камней. Когда я подошел к горе, то рядом с ней увидал море. Поднимаясь на гору, я шел семь дней. Когда наступила седьмая ночь, я увидел сходящего с неба к святому Марку Ангела Божия, говорившего ему: “Блажен ты, авва Марк, и благо тебе будет! Вот мы привели к тебе отца Серапиона, которого хотела зреть душа твоя, так как ты не пожелал никого из людей видеть, кроме него!”

Преп. Марк Афинский, Фраческий. Русь. XVIIПреп. Марк Афинский, Фраческий. Русь. XVII

Когда окончилось видение, я пошел без опаски и шел до тех пор, пока не достиг пещеры, в которой проживал святой Марк. Когда я приблизился ко входу в пещеру, то услыхал святого, поющего: Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний (Псал. 89:5), и дальше из того же псалма Давида. Затем от преизбытка охватившей его духовной радости святой стал говорить сам с собою: “Блаженна душа твоя, Марк, что с помощью Божией ты не загрязнил себя нечистотами мира сего, что ум твой не пленился скверными помыслами! Блаженно тело твое, так как не погрязло в похотях и страстях греховных! Блаженны очи твои, которых диавол не мог соблазнить созерцанием чужой красоты! Блаженны уши твои, потому что не слыхали голоса женского в этом суетном мире! Блаженны ноздри твои, потому что не обоняли смрада греховного! Блаженны руки твои, потому что не прикасались ни к каким, принадлежащим людям, вещам. Блаженны ноги твои – не вступавшие на дорогу, ведушую к смерти, и не устремлявшиеся ко греху! Душа твоя преисполнена духовной жизни и ангельской радости!”

И снова затем он стал говорить, обращаясь к душе своей: “Благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его. Благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех благодеяний Его (Псал. 102:1–2). Вскую скорбиши, душе моя? Не бойся! Не ты будешь задержана в темницах ада, бесы не смогут оклеветать тебя. По благодати Божией в тебе нет какого-либо особенного греховного порока: Ополчится Ангел Господень вокруг боящихся Его и избавит (Псал. 33:8). Блажен раб, исполнивший волю господина своего”.

Изрекши сие и многое другое из Божественного Писания для утешения своей души и для утверждения несомненной надежды своей на Бога, преподобный Марк вышел к дверям пещеры своей и, заплакав от умиления, воззвал ко мне, говоря: “О, как велик подвиг моего духовного сына Серапиона, который предпринял труд увидать мое обиталище!” Затем, благословив, он обнял меня и, целуя, сказал: “Девяносто пять лет я пребывал в сей пустыни и не видал человека. Ныне же я вижу лицо твое, которое желал видеть в течение многих лет. Ты не поленился предпринять такой труд, дабы прийти ко мне. Посему Господь мой, Иисус Христос, вознаградит тебя в день, когда будет судить тайные помышления людей”.

Сказав это, преподобный Марк повелел мне сесть. Я стал расспрашивать преподобного о достохвальной его жизни. И он рассказал мне следующее:

– Я, как сказал, пребываю в сей пещере 95 лет. За это время я не видал не только человека, но даже и зверя или птицы, не вкушал хлеба, испеченного руками людей, не одевался одеждой. В течение 30 лет испытывал я ужасную нужду и скорбь от голода, жажды, наготы, а более всего от диавольских искушений. Мучимый голодом, я вкушал тогда земную пыль, и, томимый жаждою, я пил воду морскую. Бесы тысячекратно клялись между собою потопить меня в море и, схватив меня, с побоями влекли меня с горы. Но я снова восходил на вершину горы. Они же снова увлекали меня отсюда вниз до тех пор, пока кожа не сошла с тела моего. Волоча меня и побивая, они неистово кричали: “Уйди с нашей земли! От начала мира никто из людей не приходил сюда! Как ты осмелился прийти?” После же 30-летнего такового страдания, после таковой алчбы, жажды, наготы, нападения бесов на мне излилась благодать Божия и Его милосердие. По Его же воле переменилась моя естественная плоть; на теле выросли волосы; в нужное время ко мне приносится пища и посещают меня Ангелы Господни. Я как бы видел подобие Царства Небесного и обителей блаженства, обещанного душам святых, уготованного для людей творящих добро. Я видел подобие божественного рая и древа познания, от которого вкусили наши праотцы. Видел я и появление в раю Илии и Еноха, и нет ничего такого, чтобы не показал мне Господь по моим просьбам.

Я спросил его, – рассказывает далее Серапион: “Отче, каким образом и почему ты пришел сюда?” И святой начал свое повествование:

– Родился я в Афинах, где и изучал философские науки. По смерти же моих родителей, я рассудил: “Как родители мои умерли, точно так и я умру. Итак, лучше я добровольно отрекусь от мира сего раньше, чем случится мне быть восхищенным от него”. И немедленно, совлекши с себя одежды, я встал на доску и отправился на ней плавать по морю. Носимый волнами, по Божественному промышлению, пристал я к горе сей.

Когда мы, таким образом, вели беседу между собою, – продолжает Серапион, – то наступил день и я увидал преподобного Марка, обросшего волосами, наподобие зверя, и ужаснулся, так как его нельзя было признать за человека ни по чему, кроме как по голосу и исходящим из уст его словам. Заметив мое смущение, святой Марк сказал мне: “Не пугайся при взгляде на тело мое, потому что взятая от тленной земли плоть тленна”. Потом он спросил меня: “По прежнему ли обычаю стоит мир в законе Христовом?” – “Ныне, – отвечал я ему, – по благодати Христовой, даже лучше прежних времен”.– “Продолжаются ли, – снова спросил он, – доныне идолослужение и гонения на христиан?” – “Помощью святых молитв твоих, – отвечал я, – гонение прекратилось и идолослужения нет”. Услышав это старец возрадовался великой радостью.

Потом он снова спросил меня: “Есть ли ныне среди мира святые, творящие чудеса, как сказал Господь в Евангелии Своем: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: “перейди отсюда туда”, и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас (Мф. 17:20). В то время как святой произносил эти слова, гора сдвинулась со своего места где-то на 5 тысяч локтей и приблизилась к морю. Святой Марк, приподнявшись и заметив, что гора двигается, сказал, обратясь к ней: “Я тебе не приказывал сдвинуться с места, но я беседовал с братом; посему ты встань на место свое!” Когда только он сказал это, гора действительно стала на своем месте.

Увидав сие, я упал ниц от страха. Святой между тем, взяв меня за руку и поставив на ноги, сказал: “Разве ты не видывал таких чудес в течение дней жизни твоей?” – “Нет, отче”, – отвечал я. Тогда святой, вздохнув, горько заплакал: “Горе земле, потому что христиане на ней таковыми только по имени нарицаются, а на деле не таковы!” И снова произнес: “Благословен Бог, приведший меня на сие святое место, дабы я не умер в моем отечестве и не был погребен в земле, оскверненной многими грехами!”

Весь тот день провели мы, – повествует Серапион, – в пении псалмов и духовной беседе, а с наступлением вечера преподобный сказал мне: “Брат Серапион! Не время ли нам после молитвы с благодарностью вкусить от трапезы?” На эти слова я не ответил ему ничего. Он же, подняв руки к небу, воспел: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит (Псал. 22:1). Окончив пение псалма, он, обратившись к пещере, сказал: “Брат, предложи трапезу”. Потом снова сказал мне: “Пойдем вкусим трапезы, которую Бог послал нам”. Я изумлялся, недоумевая, кому это приказывал святой Марк приготовить трапезу, потому что в течение целого дня я никого из людей не заметил у него в пещере. Когда мы вошли в пещеру, я увидал два стола, на которых были положены два мягких и белых хлеба, сияющих, словно снег. Были там также приятные глазу овощи, две печеные рыбы, очищенные плоды, маслины, финики, соль и полная кружка воды, более сладкой, нежели мед. Когда мы сели, святой Марк сказал мне: “Чадо Серапион, благослови!” – “Прости меня, отче”, – отвечал я. Тогда святой произнес: “Господи, благослови!” И я заметил около трапезы простертую с неба руку, осенившую крестом предложенное. По окончании трапезы Марк сказал: “Брат, возьми сие отсюда!” И тотчас трапеза была снята невидимою рукою.

Я удивлялся всему происшедшему: и невидимому слуге (ибо находившемуся во плоти Ангелу, преподобному Марку, по повелению Божию, служил бесплотный Ангел Господень), и тому, что во всю мою жизнь я никогда не вкушал столь вкусной пищи и никогда не пил столь сладкой воды, какая была на той трапезе. На мое недоумение святой сказал мне: “Брат Серапион! Видел ли ты, сколько благодеяний посылает Бог рабам Своим! Во все дни мне посылалось от Бога по одному хлебу и по одной рыбе, а ныне ради тебя Он удвоил трапезу – послал нам два хлеба и две рыбы. Таковой-то трапезой питает меня Господь Бог в течение всего времени за первые мои злострадания. Как я сказал тебе в начале беседы,– 30 лет пребывая на сем месте, я не нашел ни одного растительного корня, которым бы мог питаться. Испытывая же голод и жажду, в силу крайней необходимости, я вкушал пыль и пил горькую морскую воду и ходил нагим и босым. От мороза и страшного зноя отпали пальцы на ногах моих; солнце сжигало мою плоть, и я лежал ниц на земле, как мертвец. Между тем бесы воздвигали против меня, как против оставленного Богом, борьбу свою. Но я, с помощью Божией, все претерпевал из-за любви к Господу. По окончании же 30-летних моих страданий, по повелению Божию, стали расти на мне волосы до тех пор, пока покрыли меня совершенно, как одежда. И вот, с тех пор и до настоящего времени бесы не могут приближаться ко мне; голод и жажда не овладевают мною; ни зной, ни мороз не беспокоят меня. При всем том я никогда ничем не болел. Но ныне оканчивается предел моей жизни, и тебя Бог послал сюда для того, чтобы ты похоронил святыми твоими руками мое смиренное тело”.

Затем, по прошествии некоторого времени, святой снова сказал мне: “Брат Серапион! Побудь настоящую ночь, по случаю моей близкой кончины, в бодрствовании”. После сего мы оба стали на молитву, воспевая псалмы Давидовы. В то же время святой сказал мне: “Брат Серапион! После отшествия моего тело мое положи в сей пещере, завали вход в пещеру камнем и удались”. Я же поклонился преподобному и со слезами стал просить у него прощения и говорил ему: “Умоли, отче, Бога взять и меня с тобою, дабы и мне отправиться туда, куда ты идешь”. В ответ на слова мои святой сказал: “Не плачь в день моего веселья, но еще более веселись. Тебе необходимо возвратиться в свое место. Приведший же тебя сюда Господь за твой труд и богоугождение да дарует тебе спасение. Знай также, что возвращение твое отсюда совершится не по той дороге, по которой ты сюда пришел, но ты дойдешь до своего места другим, необычным путем”. Немного помолчав, преподобный Марк затем сказал: “Брат Серапион! Важен для меня настоящий день, – важнее всех дней жизни моей. Сегодня освобождается душа моя от плотских страданий и идет успокоиться в обителях небесных. Сегодня почиет от многих трудов и болезней тело мое; сегодня примет меня Бог к Себе”. В то время как святой произносил эти слова, пещера его наполнилась светом, который был ярче света солнца, и гора та наполнилась дивным благоуханием.

Взяв при сем меня за руку, – продолжает Серапион, – преподобный Марк начал говорить мне так: “Пусть пещера, в которой пребывал я телом моим, трудясь для Бога во время жизни моей, пребудет до всеобщего воскресения, и здесь будет находиться умершее тело мое, которое явилось обиталищем болезней, трудов и лишений. Ты же, Господи освободи душу мою от тела! Ради Тебя я переносил голод, жажду, наготу, мороз и зной и всяческие иные бедствия. Владыко! Ты Сам одень меня одеждою славы в страшный день Твоего пришествия! Усните, наконец, глаза мои, не вздремнувшие никогда во время ночных молитв моих! Успокойтесь ноги мои, потрудившиеся во время всенощных стояний! Я удаляюсь от жизни временной, и всем, остающимся на земле, желаю спастись. Спаситесь постники, ради Господа скитающиеся в горах и пещерах! Спаситесь подвижники, переносящие всякие лишения ради достижения Царства Небесного! Спаситесь узники Христовы, заточенные, изгнанные за правду, не имущие ни в чем утешения, кроме Единого Бога! Спаситесь монастыри, день и ночь трудящиеся для Бога! Спаситесь святые церкви, служащие очищением для грешников! Спаситесь, священники Господни, посредники между людьми и Богом! Спаситесь чада Царствия Христова, усыновленные Христу чрез святое крещение! Спаситесь христолюбцы, принимающие странников как Самого Христа! Спаситесь, достойные помилования, милостивые! Спаситесь богатые, богатеющие для Господа,и проводящие жизнь в делах богоугодных! Спаситесь, сделавшиеся нищими для Господа! Спаситесь, благоверные цари и князья, совершающие суд по правде и милости! Спаситесь, смиренно мудрствующие постники и трудолюбивые подвижники! Спаситесь, все любящие ради Христа друг друга! Да будет спасена вся земля и все в мире и любви Христовой живущие на ней!"

Затем, – рассказывает Серапион, – преподобный Марк, обратившись ко мне, поцеловал меня, говоря: “Спасись и ты, брат Серапион! Заклинаю тебя Господом нашим Иисусом Христом Сыном Божиим, дабы ты ничего не брал от моего смиренного тела, даже ни одного волоса. Пускай не касается его и никакое одеяние, но пускай при погребении будут с моим телом лишь волоса, которыми облек меня Бог. Равно также ты не оставайся здесь”.

В то время как святой произносил сии слова, а я рыдал, послышался глас с неба: “Принесите Мне из пустыни избранный сосуд Мой; принесите Мне исполнителя правды, совершеннейшего христианина и верного раба! Гряди, Марк! Гряди! Усни во свете радости и жизни духовной!”

Затем святой Марк сказал мне: “Брат, преклоним колена!” И мы преклонили колена. После этого я услышал ангельский голос, говоривший к преподобному: “Простри руки твои!” Услышав сей голос, я немедленно встал и, взглянув, увидал душу святого уже освободившеюся от оков плоти, – она была покрыта ангельскими руками белоснежной одеждой и возносилась ими на небеса. Я созерцал воздушное восшествие к небу и отверзшиеся небеса. Причем я видел стоящие на этом пути полчища бесов и слышал обращенный к бесам ангельский голос: “Сыны тьмы, бегите и сокройтесь от лица света правды!”

Святая душа Марка была задержана на воздухе около одного часа. Затем послышался с неба голос, говоривший Ангелам: “Возьмите и принесите сюда того, кто посрамил бесов”. Когда душа преподобного прошла без всякого для себя вреда чрез бесовские полчища и приближалась уже к отверстому небу, я увидел как бы подобие простертой с неба правой руки, принимавшей непорочную душу. Затем это видение сокрылось от глаз моих, и более я ничего не видел.

Было около 6 часов ночи; приготовив к погребению честное тело святого, я пробыл на молитве в течение всей ночи. С наступлением же дня я воспел со слезами радости обычные песнопения над телом, облобызал его и положил в пещере, причем закрыл камнем вход в нее. Затем, после продолжительной молитвы, я сошел с горы, славя Бога и призывая святого руководить мною на моем обратном пути из этой непроходимой и страшной пустыни. Когда затем, после заката солнца, я сел отдохнуть, внезапно предо мною возникли те два отшельника, которые являлись ко мне раньше, и сказали мне: “Ты, брат Серапион, похоронил тело блаженного подвижника, которого поистине недостоин весь мир. Итак, встав, продолжай путешествие твое ночью, ибо днем, по случаю страшного зноя, совершать путешествие тяжело”. Тогда я, встав, пошел за явившимися мне и шел за ними до раннего утра. Когда же стал приближаться день, они сказали: “Иди с миром, брат Серапион, в свое место и возблагодари Господа Бога”.

Когда же я отошел от них на небольшое расстояние, то заметил, что уже подхожу к дверям церкви, находящейся в монастыре великого старца Иоанна. Будучи весьма удивлен этим, я громко прославил Бога и припомнил сказанные мне преподобным Марком слова о том, что возвращение мое от него будет не по той дороге, по которой я пришел к нему. И я уверовал, что по молитвам святого я был невидимо перенесен. Я возблагодарил преблагого Бога нашего, Который устроил все во благо мне, недостойному, по молитвам и просьбам верного раба Своего, преподобного отца нашего Марка.

Услышав мой голос, ко мне поспешно вышел из монастыря авва Иоанн и, приветствовав меня, сказал: “К нам благополучно, по милости Божией, возвратился авва Серапион”. Затем мы пошли в церковь, и я рассказал старцу и ученикам его обо всем случившемся со мною, и все мы прославили Бога. Старец сказал после сего мне: “Поистине, брат, – вот он, святой Марк, был совершеннейшим христианином; мы же только по имени называем себя христианами, а на деле далеко отстоим от истинного христианства. Человеколюбивый же и милостивый Бог наш, приняв в вечные обители Своего Небесного Царства святого угодника Марка, да сохранит нас и всю Святую Свою Соборную и Апостольскую Церковь от всех козней диавольских, и да будет Он всегда с нами, смиренными Его рабами, и наставит нас на исполнение святой Его Божественной воли, дабы нам идти по следам святых Его великих угодников, преподобных отцов наших, чтобы и нам в страшный день суда с отцем нашим Марком получить милость по молитвам Пречистой Владычицы нашей Богородицы и всех святых, угодивших Господу нашему, Иисусу Христу”.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 19:21

Православный церковный календарь: