Четверг, 19 Январь 2012 17:01

Житие Преподобного Павла Фивейского

Память 15/28 января

Преподобный Павел Фивейский. Афон, 1546Преподобный Павел Фивейский. Афон, 1546

Когда преподобный Антоний жил со своими учениками в Египетской пустыне (1), ему пришло однажды на мысль, что нет другого инока, кто поселился бы раньше него в пустыне и избрал столь уединенную жизнь. И тогда он услышал голос: “Антоний! есть один раб Божий, который пришел сюда прежде тебя и который совершеннее, чем ты. Если хочешь, можешь найти его в отдаленной пустыне; только ступай к нему скорее, пока он не отошел к Господу”. Услышав это, святой Антоний тотчас взял свой посох и поспешил в пустыню. Был полдень, и стало так жарко, что раскалились даже камни, но и он не думал возвращаться назад, хотя и не знал, куда и сколько идти. На рассвете третьего дня он увидел вдруг волчицу, которая шла по краю горы и выла. Следуя за ней издалека, он подошел к пещере, в которой и жил святой угодник Божий по имени Павел (2). Подойдя, старец постучал, но ответа не было. Видя, что ему не отворяют двери, Антоний упал на землю пред входом в пещеру и молился до самого шестого часа. Святой говорил: “Отопри мне, раб Христов, отопри! Ведь ты знаешь, кто я, откуда и зачем пришел, ибо тебе открыл это Бог. Знаю я и сам, что недостоин видеть твое святое лицо, тем не менее, если же ты не отопрешь, то я умру на твоем пороге, и ты похоронишь здесь труп мой”. Многое и другое говорил он ему со слезами и укорял его за суровость. Тогда угодник Божий ответил ему изнутри пещеры: “Можно ли просить с угрозами, или укорять со слезами? Ты удивляешься, что я не отпираю тебе, потому что ты хвалишься, что пришел умирать здесь”. С такими словами святой отпер дверь, и они обняли друг друга и облобызались, называя один другого по имени, потому что каждому из них Бог открыл имя другого. Когда они сели, преподобный Антоний сказал: “Радуйся, пустыннножитель Павел, избранный сосуд и огненный столп!” Святой Павел отвечал: “Хорошо, что ты пришел, солнце, просвящающее всю вселенную, наставник спасаемых, уста Божии, населивший пустыню и прогнавший из нее диавола! Но зачем ты предпринял такой великий труд, идя ко мне, грешному и ничтожному человеку? Вот ты видишь пред собою дряхлого старца, всего покрытого сединами, видишь человека, готового обратиться в прах и тление. Но любовь не знает препятствий – и ты пришел; скажи же мне, прошу тебя, как живут теперь люди? в каком положении находится мир? есть ли все еще идолопоклонники, и вместе с тем, не продолжаются ли гонения на верующих?” – “Твоими молитвами, – отвечал Антоний, – мир находится в благополучии, гонения прекратились и Церковь прославляет Истинного Бога; но так как ты упомянул о гонениях, то прошу тебя, расскажи мне, ради Бога, о себе и открой, по какой причине ты ушел из мира в эту далекую пустыню”.

– Я родился (3) в Фиваиде (4), – начал свой рассказ Святой Павел, – и у меня была сестра, которую родители еще при жизни своей выдали замуж. Будучи сами православными, они, дав мне светское образование, наставили меня и в истинах православной веры. Умирая, они разделили между нами свое богатое имение. По смерти их, муж моей сестры, из лихоимства, задумал присвоить себе мою часть имущества, для чего вознамерился предать меня как христианина на мучение нечестивому князю. Царем был тогда Декий (5). Он преследовал всех христиан, и от страха пред его жестокими мучениями трепетала вся Фиваида. Видя это, а также и все более возрастающую злобу мужа моей сестры, я оставил ему все и убежал в эту пустыню. С помощью Божией, я постепенно дошел до сего места. Найдя эту пещеру с источником воды внутри ее, я понял, что Сам Господь назначил мне это обитание. С тех пор здесь и живу, питаясь финиками и изготовляя себе одежду из листьев.

Когда святой Павел рассказывал это, вдруг прилетел ворон и, положив пред ними хлеб, скрылся в воздухе. Видя изумление блаженного Антония, святой Павел сказал: “Это Господь многомилостивый и человеколюбивый послал обед нам, Своим рабам. Вот уже 60 лет я получаю полхлеба. Но по случаю твоего прихода Христос Господь удвоил дар и послал Своим воинам целый хлеб”. Взяв хлеб, великие угодники Божии стали просить друг друга благословить и преломить его, каждый поставляя другого выше себя по чести. Наконец, блаженный Павел взял хлеб с одного края, а другой вложил в руки преподобному Антонию, и хлеб тотчас сам переломился посредине, и каждый получил свою половину. Сев у чистого источника, они поели и потом напились.

Преподобные Антоний Великий и Павел Фивейский. Византия, X в.Преподобные Антоний Великий и Павел Фивейский. Византия, X в.

По совершении благодарственной молитвы, святые пробеседовали всю ночь до утра. С наступлением дня, святой Павел сказал авве Антонию: “Я давно, брат мой, знал, что ты обитаешь в этой пустыне, и хотел бы, живя с тобою, вместе служить нашему Владыке. Но так как пришло время моей кончины, которой я всегда ждал с радостью, желая разрешиться и быть со Христом (Фил.1:23), то Господь и послал тебя ко мне, чтобы ты схоронил мое смиренное тело и предал землю земле. Услышав это, Антоний воскликнул со слезами: “Не оставляй меня, отец мой, одного, но возьми меня с собою!” – “Тебе нужно не о себе заботиться,– отвечал святой Павел, – но о благе ближнего. Польза прочей братии требует, чтобы ты пока еще наставлял и укреплял их. Прошу тебя, сходи поскорее в свой монастырь и принеси подаренную тебе епископом Афанасием мантию (6), чтобы покрыть ею мое тело”. Антоний был очень удивлен тем, что услышал об Афанасии и о мантии. Видя в Павле как бы Самого Христа и почитая пребывающего в нем Бога, он не осмелился более возражать ему; долго молча и со слезами он целовал его очи и руки и потом против своего желания отправился в монастырь. Когда он подходил к своей келье, два ученика встретили его и спросили: “Где ты пробыл столько времени, отец наш?” – “Горе мне, дети мои, – отвечал Антоний,– горе мне грешному, мнимому иноку. Сам я только называюсь иноком, но видел того, кто поистине есть Илья, Иоанн в пустыне; я поистине видел Павла в раю!” Ученики хотели услышать об этом подробнее и стали просить его, чтобы он рассказал. Антоний же, закрывая уста рукою, сказал: “Для всякой вещи есть время: время говорить, и время молчать (Еккл.3:1-7)”. И захватив с собою мантию, не отдохнув и не взяв с собою даже пищи на дорогу, он снова поспешил в пустыню, чтобы застать еще в живых святого Павла.

На другой день часу в третьем, находясь в пути, авва Антоний увидел в воздухе чины Ангелов и соборы пророков и апостолов, а посреди их – душу святого Павла, которая, блистая ярче солнце, восходила на небо. Святой Антоний, упав на землю, посыпал свою голову песком и с рыданиями воскликнул: “Зачем ты, Павел, оставил меня? Зачем уходишь без последнего целования? Так долго я не знал тебя, и так скоро, когда узнал, ты оставляешь меня”.

Впоследствии блаженный Антоний рассказывал, что всю остальную часть пути он шел с такою скоростью, что от быстрой ходьбы даже не чувствовал землю под своими ногами. Скоро он достиг пещеры и, войдя в нее, увидел святого стоящим на коленах с простертыми вверх руками и вверх же обращенным лицом. Думая, что он жив и молится, стал вместе с ним на молитву и Антоний. Прошел час, и, так как от святого Павла не было слышно ни слов, ни вздохов молитвенных, блаженный Антоний подошел к нему ближе и, увидев, что он уже мертв, понял, что тело святого мужа и по смерти воздает поклонение Богу, пред Лицем Которого все живо. Долго он плакал и рыдал, целуя святое тело преподобного; потом обвил его принесенною с собою мантиею и начал петь употребляемые при погребении псалмы. Но он не мог придумать, как ему совершить погребение святого, ибо не имел заступа. Когда же он обдумывал это, вдруг из глубины пустыни вышли два льва. Антоний сначала несколько испугался, но потом, когда увидел, что звери лежат у тела святого и жалостно рыкают, точно плачут, подивился кротости этих зверей. Они же начали когтями своими рыть землю и, выкопав яму значительный глубины, снова припали к телу святого, как бы прощаясь с ним; потом, подойдя к преподобному Антонию, стали лизать руки и ноги его, словно прося благословения и молитвы. Преподобный, видя, что и звери преклоняются пред Богом, славил Христа и говорил: “Господи, без Твоей воли не падают на землю ни лист с дерева и ни одна птица! дай, как Ты знаешь, благословение Свое этим зверям!” Потом, указывая рукою на пустыню, он велел зверям уйти туда. Когда они скрылись, авва Антоний похоронил честное тело преподобного Павла, первого пустынножителя, скончавшегося 113 лет от роду (7). Всю следующую за погребением ночь преподобный Антоний провел над могилою святого в слезах и молитве; с наступлением же утра, отправился обратно в свой монастырь, захватив с собою сплетенную из финиковых листьев одежду святого. Придя в свою обитель, он подробно рассказал обо всем своим ученикам, в назидание их; одежду же святого Павла берег и чтил настолько, что надевал ее только два раза в год: в праздник Святой Пасхи и в Пятидесятницу.

________________________________________________________________________

(1) Преподобный Антоний Великий - первый учредитель монашеского жития. Память его совершается 17/30 января. Пещера, в которой он подвизался, находилась в южном Египте, в диком и необитаемом месте Фиваиды, на восточном берегу реки Нил.

(2) Пещера преп. Павла, на горе Холзим, в прямую линию от горы Антония отстоит не более, как на четыре версты, но она отделена столь высокой и крутой стеной, что обход вокруг нее очень продолжителен, почему преп. Антонию и пришлось употребить на весь путь около двух дней.

(3) Год рождения Павла Фивейского по житии его определяется так. Когда Антоний пришел к Павлу, тот уже 91 год был в пустыне, в которую удалился 22-х лет. Следовательно, Павлу было 113 лет и родился он около 228 года.

(4) Фиваида - область знаменитого в древности египетского города Фивы; этим же именем, назывался, по имени главного города, и вообще весь Верхний (южный) Египет.

(5) Декий - римский император, жестокий гонитель христианства, царствовал с 249 по 251 г.

(6) Здесь разумеется святитель Афанасий Великий, архиеп. Александрийский, искренно почитавший и любивший египетских подвижников, сам подвижник, глубоко уважавший преп. Антония Великого и написавший его житие.

(7) Преп. Павел Фивейский скончался в 341 году. Тело его, по воле византийского императора Мануила Комнена (1146-1180), перенесено было в Константинополь и положено в монастыре Богородицы Перивлепты; затем в 1240 году – в Венецию и, наконец, в Венгрию в Офен; часть главы его – в Риме.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 18:59

Православный церковный календарь: