Среда, 11 Июль 2012 15:19

Житие Прмчч. Патермуфия и Коприя и с ними мученика Александра

Память 9/22 июля

Прмчч. Патермуфий и Коприй. Афон. XV. Миниат.Прмчч. Патермуфий и Коприй. Афон. XV. Миниат.

Император Юлиан, царствовавший с 361 по 363 год, сначала веровал во Христа, а потом уклонился в язычество и стал гонителем христиан. Отправившись на войну с персами, он по пути пролил много крови святых. В то время в египетских пустынях жили два преподобных мужа, Патермуфий и Коприй. Патермуфий был старше годами, более опытен в подвигах иноческих и крепок добродетелью. Коприй же был еще не вполне утвержден в иноческой жизни и имел в Патермуфии своего отца духовного. Прежде чем они были подвергнуты мучениям, Коприй рассказал Патермуфию бывшее ему ночью во сне видение.

– Видел я, – говорил он, – отверзающиеся небеса и некоторого светлого мужа, который, с жезлом в руке, шел ко мне. Потом я увидел, что навстречу ему идет с другой стороны кто-то черный, который зажигает огонь и распространяет вокруг себя дым. Этот черный простер руку и взял меня. Очутившись в дыму, я находился в крайне бедственном состоянии, а тот светозарный муж далеко ушел от меня. В это время с неба раздался голос: “Плод этого человека будет разорван, но потом снова будет употреблен на доброе дело”. После этого видения я в смущении проснулся.

– Не хорош этот сон! – сказал Патермуфий. – Боюсь, как бы ты не отступил от Бога живого. Ведь вот преступный император Юлиан отрекся от Христа и воздвиг гонение на Церковь Божию. Думаю, что и мы будем подвергнуты мучениям. Смотри же, чадо, не отрекайся от Христа из боязни пред мучениями и будучи обольщен обещаниями наград. Бойся Бога, помни Его заповеди и будь мужествен.

Император Юлиан в это время прибыл в Египет. Услышав, что здесь много пустынников, он повелел, чтобы захватили всех, кого найдут. Тогда и были взяты отцы Патермуфий и Коприй и приведены на допрос к мучителю. Спросив, сколько им лет, Юлиан повелел отвести в темницу старца Патермуфия, а Коприя оставил и предложил ему принести жертву языческим богам, обещав за это высокие почести и награды. Коприй, увлекшись пагубными обещаниями, воскликнул: “Отныне я Юлианов ученик, а не христианин, и постараюсь исправить свои заблуждения: поклонюсь богам и принесу жертву!” И Коприй поклонился и принес жертву идолу Аполлону.

Узнав, что Коприй отступил от Христа, преподобный Патермуфий опечалился, стал плакать и молиться: “Господи, Боже сил! Не погуби грешника, преступившего Твою заповедь! Помяни о трудах, какие он совершил в юности своей по любви к Тебе, не отвергай его от лица Твоего, ибо он обольщен речами законопреступника!”

Наутро император сел на престол свой, а Коприй стоял около него с правой стороны. На нем был пурпурный плащ. Когда Патермуфий был приведен на допрос, Коприй, увидав его, вскричал: “Что, Патермуфий? Видишь, я радуюсь, а тебе приходится плакать. Я уже не христианин, а последователь Юлиана”. Патермуфий отвечал: “Да, вижу, что ты радуешься, и поэтому я плачу о тебе”.

Император тогда сказал старцу: “Не плачь, а принеси жертву богам и радуйся вместе с ним”. Патермуфий же отвечал: “Радость его временная. Теперь он радуется, а в будущей жизни будет плакать, если не раскается. Я же плачу теперь, но буду радоваться в жизни будущей. Он здесь величается в пурпуровом одеянии, а там окажется нагим. Ныне он тебе, царю земному, предстоит в числе слуг твоих со славою, а там от лица Царя Небесного он будет изгнан и брошен в геенну огненную к бесам”.

Сказав это, старец воззвал к Коприю: “Вспомни о делах юности твоей, приди в себя, покинь заблуждение, каким ты, к несчастью, увлекся, и иди ко мне, чадо! Возлюби снова Бога и покайся пред Тем, пред Кем согрешил ты, а Он по Своему милосердию, примет тебя и простит тебе грехи твои”.

Когда старец изрек эти слова, Коприй умилился сердцем и, раскаявшись, громко воскликнул: “Горе мне, горе мне, горе мне!” Потом начал колебаться то в одну, то в другую сторону. Затем, воспрянув духом и взглянув на небо, сказал: “Теперь я уже не Юлианов, а снова Христов! Согрешил я, преступив Божию заповедь, отрекшись от Господа моего, но в том и познается Твоя благодать, Владыка, когда Ты помилуешь меня, совершившего столь тяжкий грех”. И Коприй стал молить Господа Иисуса Христа о прощении и милости.

Потом, обратившись к императору, он возопил: “Зачем ты, диавол, прельстил меня? Зачем, законопреступник, ты и меня увлек в свою погибель?” И, сняв с себя пурпурную одежду, он бросил ее перед ним, говоря: “Возьми себе ту славу, какую ты мне дал, а я опять возьму то, что потерял. Бог мой благо и сотворит меня хотя как одного из Своих наемников (Лк.15:19).

Император, увидев, что Коприй снова обратился ко Христу, разгневался и повелел тотчас же раскалить большую железную сковороду. Коприй же сказал: “Хорошо ты поступаешь, император! Сожги меня, рассеки на части, чтобы мне многочисленными мучениями искупить свое падение. Прежде же всего, казни язык мой, ибо он первый согрешил, отрекшись от Христа”.

Тогда император повелел раскалить железную ложку и положить ее на язык Коприю. Последний же, увидев ложку, раскаленную, как уголь, сказал святому Патермуфию: “Молись за меня Богу, отец, ибо я ужасаюсь!” Старец отвечал ему: “Терпи, чадо, с радостью, и Господь тебе поможет!” И вот, когда ложка дотронулась до языка Коприя, то показалась ему холодною, как лед, и язык Коприя не получил никакого ожога.

Император тогда повелел вести их на раскаленную сковороду. Вновь воззвал Коприй к старцу: “Молись за меня, мой учитель, ибо я весьма страшусь”. Старец же сказал: “Не бойся, чадо! Будь мужествен! Вспомни о своих, принятых тобою на себя с самого детства твоего в пустыне постнических подвигах и трудах, подъятых во славу Божию. Помнишь ли, как ты провел без пищи 35 дней? Помнишь ли, как стоял в течение 12-ти дней неподвижно с распростертыми крестообразно руками? Разве ты забыл, как ложился на твердые камни и острые черепки? Зачем ты боишься теперь этой муки, продолжающейся один только час?”

Коприй, утвердившись этими словами, с просветленным лицом, без боязни, пошел вместе со старцем к сковороде. Когда они всходили на нее, Патермуфий сказал: “Брат Коприй, возведи очи твои горе!” Коприй, взглянув на небо, сказал: “Вижу приближающихся Ангелов, главы которых покрыты росою. Молю тебя, отец, скажи им, чтобы они не гневались на меня за то, что я отрекся от Христа”.

И оба они вошли на сковороду и ходили, как на лугу, насмехаясь над мучителем, ибо сковорода тотчас же совершенно остыла. Увидев это, мучитель пришел еще в большую ярость и повелел растопить как можно сильнее печь, чтобы бросить туда мучеников на сожжение. Когда печь растопляли, к Коприю подошел один из царских воинов по имени Александр и сказал: “Коприй! Обратись снова к нам, чтобы избавиться от гибели в огне”. Святой Коприй отвечал ему: “О, если бы первый мой грех, какой я совершил пред Христом, предан был забвению пред лицом Божиим! Если собрать всю воду морскую и все реки, и источники, и все капли, падающие с неба, то всего этого было бы мало для омытия скверны греха моего. Однако я не отчаиваюсь в милосердии человеколюбивого Владыки моего”.

Александр, пришедший в умиление от слов Коприя, сказал: “Хотел бы и я стать воином Того Царя, Которому вы служите!” И тогда Коприй научил его истинной вере и обратил ко Христу.

Когда же печь была растоплена до яркого пламени и преподобные мученики пошли в нее, Александр последовал за ними. Они взяли его под руки и пошли вместе, но потом Александр вырвался из их рук и пошел один впереди. Когда они приблизились ко входу в печь, то навстречу Александру вырвался большой клуб пламени из печи, но не опалил его, и Александр сказал, обращаясь к этому пламени: “Если ты по повелению Божию вышел для того, чтобы сжечь меня, то сожги грешника!” Но пламень разделился и стал двумя стенами, как некогда вода в Чермном море (Исх. 14 гл.), открывая ему путь посреди. И вошел Александр внутрь печи, не тронутый пламенем, и, увидев там Ангелов Божиих, сказал им: “Молю вас, спасите меня грешного!” Ангелы отвечали: “Для того мы и посланы сюда от Бога, дабы спасти тебя”. И они взяли душу его ко Господу, а тело его мертвое осталось в огне совершенно целым. После него вошли и преподобные отцы Патермуфий и Коприй, также не поврежденные от огня, и пребывали близ тела Александрова, воспевая хвалу Богу.

Когда печь погасла, святые были выведены к императору живыми и невредимыми, а тело святого Александра было вынесено также не поврежденным от огня, и от него шло великое благоухание.

Потом опять император стал принуждать святых к поклонению идолам. Преподобный же Патермуфий сказал ему: “Так как ты идешь на сражение не для прославления имени Божия, то не воротишься назад, но будешь ранен смертельно и умрешь страшною смертию”. Император сильно разгневался и повелел усечь их мечом. И выведены были святые из города на место усекновения. Там они обратились с молитвою к Богу, и с неба раздался голос, который восхвалял Патермуфия, прощал Коприя и обоих их призывал к вечному успокоению. Тогда они с радостью преклонили под меч свои головы и скончались, положив за Господа жизнь свою. Кончина святых преподобномучеников Патермуфия и Коприя, а с ними и святого Александра последовала в июне месяце в 9-й день во 2-й половине IV века.

Нечестивый же Юлиан, отправившийся на войну с персами, был побежден персидским войсками и, как предсказал святой Патермуфий, не вернулся в свою землю.

Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 19:43

Православный церковный календарь:




Новости Патриархии

Лента не найдена